Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Прощание с детством

 

 

Интервью с Никитой Хрущевым

Два очень любивших друг друга Никиты Сергеевича Хрущева дед и внук на днях упокоятся рядом на Новодевичьем кладбище (если удастся с властями договориться). Внук, недавно уволенный из Московских новостей, которым отдал столько лет и не выдержал несправедливости, получил один за другим два инсульта. Говорят, и в больнице помогли не всем, чем должны, - проверять будет некому. Г-н М.Шевелев, теплым отношением которого так гордился Никита, и который на деле игнорировал Никитины и мои просьбы, уже пишет вовсю некрологи... 

 

О Никите в статье не сказать. И промолчать невозможно. Я говорю о нем в книгах... - На прощанье, Никита, я дам твой неказенный портрет, зарисовку. Чтобы ты еще хоть чуть-чуть побыл живым для читателя.

 

Как ты в раннем детстве изучал Науку и жизнь - тогда самый серьезный российский журнал я вскользь писала http://www.russianlife.nl/khruchjov.htm . Домашний мальчик энциклопедических знаний, на время зимних каникул оторванный от мамы и домработницы, - попал ты в пионерлагерь: так нас тогда закаляли. Помню тебя скачущим в одном валенке по сугробам, а советские школьники кричали тебе кукуруза. Моя первая встреча с дедом-Хрущевым. Ведь все мы были равны, вне политики и вне истории.

Провинившиеся перед отбоем выстраивались в промороженном коридоре в детских ночных рубашках, на вытянутых руках держа подушки (интернатская пытка). Мои родители нас забрали досрочно, - чтобы тебя не убили, особенно дети.

 

Твоя прекрасная мама Галина Михайловна присылала мне в Питер конфеты в форме колокольчиков и крохотные шоколадки, - я видела их впервые. В вашем московском доме я также впервые попробовала молочные сосиски из неведомых нам консервных банок, которые можно было нагреть на комфорке. Мне потом их хотелось всю жизнь. Впрочем, как и тебе. То ли строгое воспитание любящих женщин, то ли кошмарный наш быт поддерживал аппетит... Это было как-то важней возможности спать под подлинником, к примеру, Гогена. Нельзя было задергивать занавески (в правительственном доме их не полагалось). Неделю назад мне всю ночь снилась Галина в тех огромных аппартаментах и в следующих, поменьше. Я тебе написала, - боялась, с ней что-то случилось. И ты не ответил: ведь это случилось с тобой. 

 

Когда ты приезжал, мы гуляли по Ленинграду. Всегда сбегались знакомые поглазеть на живого Хрущева... Интересней всего были экскурсии по Москве: ты знал ВСЁ, не только про каждую полуразрушенную или снесенную церковь, - буквально про каждый камень.

 

В разные годы я ждала тебя и в МН, припася какой пирожок... Твой компьютер стоял в общем зале, тебя все как бы любили и никто тебя просто не видел. Удовлетворив обывательское любопытство, не замечали.

 

Кому было дело до человека-улыбки. Если я тебя с кем-то и сравнивала, то только с Пьером Безуховым. По чистоте отношений, открытости, честности. Мало кто знал, какие восхитительные фигурки и плошки вырезал ты из дерева (а ведь были и выставки!). Какие корни, грибы и пепельницы... Кто туда не бросил окурок? Все одинаково цинично пользовались твоими несметными знаниями, безотказностью, добротой.

 

Между тем, ты уже голодал. Наследник российской свободы. Убежденный патриот, истинно русский, совершенно бескорыстный, вхожий в любые круги. Искренне не понимавший, как можно уехать. Не простивший отцу, - и это не только драма поколений. Отца обожавший.

 

В детстве ты собирал монеты. Хотя мы были безразличны к материальному. Я была счастлива подарить тебе старинную коллекцию: так Сергей Никитич умножал собрание бабочек, дымящих пыльцой и пугавших расцветкой. Иногда он возил нас на волю, - как-то ездили мы по Прибалтике, всё еще вечные дети... Потом ты у нас жил в Израиле: я показывала тебе золотой купол с обеих сторон. Ты доставил иерусалимцам срочные пленки МН... Именно ты знакомил с Москвой моего мужа-голландца, а затем и выросшую голландку-дочь... Я не знаю, как ей сообщить, что тебя нет.

 

Заграницей ты почти что не путешествовал. Как-то съездил к отцу, получив стресс и джинсы на годы. Сейчас, в сентябре, наконец-то увидел, пробежкой, Италию... Мы пытались договориться о твоих лекциях в Европе о деде и все безуспешно. Не нужны ни старший, ни младший. Я и думаю, что Россией правит трагедия именно потому, что забыли Хрущева. - Все вернулось на круги своя.

 

Ты недавно меня убеждал, что МН поменяли хозяина из-за МБХ. Я писала полотнами письма, стараясь тебе объяснить, кто такой Ходорковский. И что прав твой отец (прилетевший сейчас хоронить): там, в Бостоне, он свободен. Мы живем в другой цивилизации, продвинутом мире, - и у меня остается надежда, что выездное кремлевское правительство однажды тут арестуют в полном составе. И предадут Трибуналу. Ведь можно мечтать? 

 

Ты всегда стоял на своем. И все же я содрогаюсь, представляя, что над твоей улетавшей душой торжествующее быдло пропивало 23-е февраля  http://grani.ru/opinion/novodvorskaya/m.118436.html . Пусть небо внемлет жажде тех, кто всю жизнь тебя гнал и толкал, - и зальет их водкой по горло.

 

Они-то тем более думают, что жизнь еще - впереди.