Майрбек ТАРАМОВ
Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Из Кремля дорога ведет в Нюрнберг
Своевременный прогноз

 

18.07.06г.

 

Предлагаем вниманию читателей интервью, взятое в Амстердаме у писателя Ларисы Володимеровой журналистом-правозащитником Майрбеком Тарамовым.

*********

МТ:
- Ожидаете ли Вы что-нибудь позитивное от саммита G-8? Что, по Вашему мнению, следовало бы предпринять семерке в отношении России? Готовила ли Ваша организация Марекса какие-либо акции протеста проведения саммита G-8?

ЛВ: - На взгляд членов международной организации Марекса, которую я представляю, главам государств следовало бы проигнорировать саммит, к чему их и призывали многие западные правозащитники. Была возможность показать России и миру: - Мы не приемлем фашиствующий режим ФСБ, выступаем против укрепления концлагерей, ужесточения пыток, войны на Кавказе. Был повод изменить молчаливую соглашательскую позицию и наконец осознать, чем именно Западу грозит сегодняшняя поддержка тоталитаризма в России.

Подписали же более ста членов Европарламента открытое письмо Путину о неприемлемых условиях содержания М.Ходорковского? Зарегистрированные  в Амстердаме 17 000 сторонников Движения за Ходорковского горячо поддерживают эту инициативу. Счел Запад М.Трепашкина политзаключенным? А сколько у нас политзэков без громких имен!

Обратите внимание: все основные издания российской правозащиты вообще молчат о Чечне или пишут о ней негативно. А ведь это те, кто будет обслуживать и пиарить следующего президента! Уже сейчас прочитывается их позиция в отношении конца войны и свободы Кавказа. Потому я им не доверяю. Нельзя заниматься только своими проблемами, закрыв глаза на чужие.

Поскольку саммит в моем родном коричневом Санкт-Петербурге состоялся, есть смысл подумать о позитивных путях будущего: возможности сотрудничества с Россией и развитии демократии внутри тюрьмы народов - в обход того, что пока что диктует Западу Кремль. 

Жизнь продолжается. Через пару лет ряд стран Европы перейдет на заменитель бензина (артгаз и биопродукты) и перестанет зависеть от нефти. Не говоря о том, что, как пример, та же Голландия получает газ из Норвегии, да и сама имеет колоссальный его резерв, а автобусы в Амстердаме успешно используют пар.

Я наблюдаю стремление ряда держав до конца разграбить Россию при попустительстве Путина, тем самым ослабив режим, сократив население и избавив себя от наплыва потенциально опасных иммигрантов. Оглядываясь из будущего, я примерно все это и вижу: Кремль так или иначе национализирует в свою пользу то, что успеет; основные сатрапы скроются, растворятся в Европе; страна развалится на куски по сценарию статей А.Новикова; пришедшую демократию с перекрашенным коммунистическим лицом можно будет сравнить с застоем: ничего не изменится, но станет стабильней, спокойней... И есть несомненные плюсы: рано или поздно Кавказ добьется своей независимости; выжившие после пыток - вернутся на волю; раздавленное поколение россиян смоет гламур и устремится к учебе. Ради этого следует жить.

МТ: - Вторая мировая война началась с преследования евреев. Ныне Россия всюду и везде преследует чеченцев. Не чувствуется ли и не означает ли это начальную стадию третьей мировой войны? Ведь с приходом Путина в Кремль конфронтация между Россией и Западом обозначилась более чем явственно.

ЛВ: - Третья мировая в общепринятом понимании вспыхнет иначе и позже. Происходящее в Израиле, как ни бездоказательно прозвучат для кого-то слова, инспирировано Москвой точно так же, как убийство своих дипломатов в Иране, раздувание паники по поводу террористов в Чечне, или выступление Патрушева об амнистии и переходе чеченцев на мирные рельсы (список нетрудно продолжить). Все эти подвижки, или их видимость, нужны были к сроку: Путин должен ответить главам держав примерно вот так. Террористы готовились вас убрать следовательно, мы убиваем чеченцев ради вашей же западной пользы. Что такое терроризм и к чему он ведет? Посмотрите на Ближний Восток. Вы говорите о войне на Кавказе? А вот мы предлагаем амнистию!

Ну и так далее; сценарий шит белыми нитками и слаб настолько, что задерживаться смысла не вижу. Другое дело, что Буш-младший продолжает политику старшего, и его вхождение во власть недаром было воспринято американцами бывшими политзэка, как катастрофа. Запятнанные в прошлом коррупцией и военными преступлениями, наши общие правители продолжают друг друга поддерживать, и Европа вынуждена идти в этом фарватере, заодно напоследок стараясь урвать дешевые нефть и газ.

Совместными силами было дано добро на геноцид на Кавказе. Между тем, я расцениваю осаду Ичкерии, применение ракет, ковровых бомбардировок, многолетних зачисток, как аналог происходившего во Второй мировой. Другие только масштабы, количество жертв, а суть остается. Между тем, трагедия Чечни и Кавказа обязательно выльется через границы, если американские и европейские политики не изменят тактику, и как можно быстрей.

Живя на Западе годы, я не обольщаюсь конфронтацией Запад-Восток, потому что российские злодеяния были бы невозможны без согласия сильных мира всего. Европа предсказывает экономический крах России, ее распад (что не вызывает серьезных сомнений), - но мы не имеем права уповать на дальние прогнозы в то время, когда похищают, пытают, взрывают стариков и детей сию минуту, сейчас. Бездействие преступление.

МТ: - В своей статье Наглядное пособие Вы утверждаете о необходимости фиксирования всех жертв Чеченской войны в так называемой Книге памяти чеченцев, подчеркивая необходимость ее издания. Вы также говорите о важной роли собрания фото- и видео-документов и т.д. Практически это означает ту же самую работу, которую проводил общественный трибунал, инициированный Джохаром Дудаевым. Но если тогда инициатива первого президента ЧРИ была воспринята позитивно мировой общественностью, и прежде всего российской, то теперь я не вижу никакого желания ни с чьей-либо стороны в поддержке не только деятельности общественного трибунала, но и ваших инициатив.

А без финансирования вряд ли что-то получится. Так как же быть?

ЛВ: - Как литератор, я далека от политики и не знала о работе общественного трибунала Джохара Дудаева, - но отдаю ему должное и убеждена, что трибунал этот важен. Человеческая память не вмещает такой силы горя, таких масштабов трагедии, тем более личной, какая досталась чеченцам. А потому палачи легко уходят от возмездия, и уже следующее поколение обречено на повторы. Я всегда выступала за открытый суд, законодательные цивилизованные нормы и против смертной казни. Но мы обязаны привлечь к ответственности преступников, чтобы каждый следующий правитель знал, чем грозит ему (во всех следующих поколениях, - детям и внукам!) превышение полномочий, насажденная им деспотия.

МТ: - Вы знаете, что блокируется деятельность руководителя международной ассоциации Мир и права человека Сайд-Эмина Ибрагимова. Какими, по Вашему мнению, должны быть действия Ибрагимова? Какую поддержку сможете оказать ему Вы и Ваша организация Марекса?

ЛВ: - Преклоняясь перед личным мужеством С-Э. Ибрагимова, с горечью признаю, что на наших глазах голодовки и митинги утратили прежнюю силу, и что нужно переходить к иным методам разъяснения и воздействия на Россию и Запад. Правозащита должна объединяться и крепнуть, очищаясь от проплаченных провокаторов. Наши методы оставаться законодательными и принятыми в Европе. Предлагаемые мной издание Книги памяти и организация передвижной выставки почти не требуют материальных затрат. Я всегда говорю о реальном, но действенном максимально, если принять во внимание ту повсеместную апатию и равнодушие, которые свойственны людям, не знавшим войны.

Всей душой болея за атакуемых израильтян, не могу не спросить: а где они были, когда громили соседей? Где был весь мир, - который завтра подвергнут, возможно, бомбардировкам, - когда пытали кавказских детей, уничтожали российских бездомных и инвалидов, топили Курск, руками ФСБ расстреливали Норд-Ост и Беслан?! Почему только личная боль заставляет задуматься, снизойти до соседа? Отчего столько лет понадобилось моим братьям-израильтянам, чтоб поднять головы от Торы и обнаружить коррумпированное правительство, враждующие партии, перетягивающие кошелек на себя и не думающие о народе? Кто не ценит себя, тот махнул рукой на других. Война сплачивает, как всегда. Но когда она кончится, - кто ответит за ваши жертвы?

МТ: - Недавно погиб чеченский командир Шамиль Басаев. Ваше отношение к гибели национального героя Чечни.

ЛВ: - Отношение однозначно. Мужественный народ уже несколько столетий сдерживает оккупанта. Долг мужчины, если он не Кадыров и Путин, а вообще Человек, - защитить притесняемых, закрыть грудью мать и ребенка, вступиться за слабого. Шамилю Басаеву не оставили выхода, и он поступил как герой: он спасал свою Землю, народ.

Самое главное мир, так как каждый час промедления уносит новые жизни. Остановить войну, воспользовавшись тем, что, я очень надеюсь, предложит нынешний саммит: подписать договор при посредничестве Запада, - желательно, напрямую с Европой-Америкой. Избежать последующей братоубийственной войны, - мстительной, безрезультатной. Залечив раны, народ сам накажет своих же верховных предателей, - но нельзя переносить ненависть на целые страны и нации. Да, мне стыдно быть русской. Точно так же позорно быть вообще человеком: чаще всего это зверь, на Востоке он или на Западе. Вот почему так важна миротворческая работа, проявления гуманизма, нынче редкое милосердие. Обращение к духовным ценностям, - главному, что у нас есть.

МТ: - Что бы Вы пожелали чеченскому народу в складывающейся труднейшей ситуации?

ЛВ: - Конца войны, независимости. Примирения со слабыми, - со своими предателями. Осознания ответственности при выборе тех, от кого вам зависеть. Милости к падшим ко всем, кто о вас позабыл. Но повторения Нюрнберга. Запрещения авторитарных режимов и пыток!

Несмотря на стремление Путина расширить войну на Кавказе, я вижу, как аналитик, что скоро вас ждет перемирие (Бог даст, мир). Уйдут и Путин, и Буш. Сложно уберечь психическое здоровье нации, - то же будет у израильтян. Но физическая боль забывается. Человечество, как ребенок, устремлено в будущее, к созиданию, свету. Как говорят в горах, за каждым спуском следует подъем. Миру упасть ниже некуда. А вы, в непрестанном подъеме, уже видите то, что для нас еще за горами. И я думаю, это добро. - Честь. Совесть. Любовь.