А ТЕ ЛИ НАКАЗАНЫ ?!

 

 

 

Шесть лет прошло с тех пор, как в Буйнакске, Москве и Волгодонске взлетели на воздух четыре жилых дома. Эти взрывы унесли жизни двухсот девяносто четырех человек и искалечили судьбы многих, оставшихся в живых.

12 января 2004 года  суд приговорил Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова к пожизненному заключению. Но поставлена ли в этом деле точка? Оказались ли на скамье подсудимых те, кто действительно воплотил в жизнь эти страшные теракты? А может быть, этих людей просто сделали козлами отпущения?

В свое время Юсуф Крымшамхалов и Тимур Батчаев  направляли открытое письмо в комиссию по расследованию сентябрьских терактов, вместе с Ачимезом Гочияевым (организатором взрывов по официальной версии) выступали с заявлениями. Он, кстати, утверждает, что на его родственников оказывалось и оказывается  давление: его сестре предлагали деньги, а когда она отказалась, угрожали и избивали, а мужа сестры засадили в тюрьму на тринадцать с половиной лет.

 В письме Крымшамхалов и Батчаев признают себя виновными, но утверждают, что являются соучастниками терактов на низшем исполнительском уровне. Они имели отношение только к транспортировке мешков и были уверены, что взрывчатка  предназначена для подрыва  зданий спецслужб и военных. Они сообщают в письме: Согласно собранной нами информации, полученной от различных участников операции разного уровня, заказчиком операции по взрывам в России в сентябре 1999 года является Федеральная служба безопасности РФ. В этой связи неоднократно и точно упоминалась фамилия директора ФСБ Николая Платоновича Патрушева. Крымшамхалов и Батчаев также опровергают слухи о причастности Хаттаба, Басаева или вообще кого-либо из чеченцев к этим терактам. Так или иначе, но факт налицо: Тимур Батчаев был убит при задержании, А. Деккушев и Ю. Крымшамхалов сейчас в тюрьме, откуда им не светит выйти.  Гочияев же скрывается от российских спецслужб. Вряд ли стоит сомневаться в правдивости слов его брата, который работает в милиции г. Карачаевска о том, что у них есть приказ его живым не брать. Все эти люди могли бы многое рассказать, но выслушать их некому. Точнее, кому-то очень не хочется, чтобы они выступили открыто и рассказали то, что знают.

 4 сентября 1999 года был взорван дом в военном городке Буйнакска в Дагестане (64 человека погибли), а в этот же день в Буйнакске обнаружили автомобиль ЗИЛ-130, в котором находилось 2706 кг взрывчатого вещества. Он стоял в районе жилых домов и военного госпиталя, и взрыва не произошло только благодаря бдительности людей.

Дальше теракты перемещаются в столицу. В ночь с 8 на 9 сентября взрывается девятиэтажный жилой дом по улице Гурьянова (жертвами взрыва стали 94 человека), а через несколько дней, ранним утром 13 сентября, восьмиэтажный дом по Каширскому шоссе, 6/3 стерт с лица Земли . История здесь довольно странная. Дело в том, что за день до этого  жители этого самого дома, заподозрив неладное, позвонили в милицию. Милиционеров, приехавших на место, встретил сотрудник РЭУ (как они решили), который заявил, что все в порядке. Журналист Московского комсомольца потом пытался разыскать этого сотрудника, но безуспешно. Он встречался с главами управ этого района, но все только пожимали плечами. Взрыв унес жизни 119 человек, в том числе 12 детей. И, наконец, настала очередь Волгодонска, где в результате подрыва жилого многоквартирного дома погибли семнадцать человек.

В сентябре 1999 года Россию потрясли четыре  взрыва жилых домов: в Буйнакске, Москве и Волгодонске, а под конец всех и вовсе ошарашило происшествие в Рязани, а именно: так называемые учения. Напомню, тогда милицию предупредил один из жителей дома № 14/16 по улице Новоселов  Алексей Картофельников и, если бы она поторопилась, то, как он выразился,  террористов задержали бы прямо в машине. Картофельников пересказал все, что он видел:  десять минут назад у подъезда его дома остановились Жигули пятой или седьмой модели белого цвета с номером региона, заклеенным бумагой (на ней была рязанская серия 62).  Машина остановилась у подвала, из нее вышли двое мужчин и женщина, они зашли в подвал, вскоре вернулись, а потом начали носить какие-то мешки.

Сотрудники милиции, приехавшие через 43 минуты, на месте никого уже, конечно, не застали. Обнаружили только в подвале три мешка, верхний был надрезан, и в нем виднелось какое-то устройство, похожее на детонатор.  В подвале взрывчатку обезвредили  и тут же произвели пробный подрыв смеси, но она не сдетонировала, возможно, из-за недостаточного количества взятой пробы. Надо сказать, что анализ обнаруженного вещества сразу выявил гексоген, нет никаких оснований сомневаться в квалифицированности экспертов, бравших пробу, а приборы, которые позволили вычислить гексоген, были полностью исправны.  Гексоген никак нельзя перепутать с сахаром, от которого он сильно отличается даже по внешнему виду.  Это подтверждают и многочисленные свидетели. Они сказали, что в мешках было нечто, с виду очень напоминающее вермишель: вещество в гранулах желтого цвета.  Именно так выглядит гексоген.

Начальник Октябрьского РОВД Рязани, подполковник Сергей Кабашов  считал, что угроза взрыва была вполне реальна, а начальник  местного УФСБ генерал-майор Александр Сергеев в тот день поздравил  жильцов со вторым рождением. Алексею Картофельникову же через несколько дней от имени главы администрации вручили за обнаружение бомбы цветной телевизор. Все это только подтверждает то, что в Рязани на тот момент понятия не имели об учениях и, кроме того, что местное ФСБ к неудавшемуся теракту никакого отношения не имело.

Кстати, надо сказать, что поведение ФСБ здесь  вовсю работает на версию Литвиненко, убеждая даже самых скептически настроенных. Зачем иначе было обманывать столько времени рязанцев, всех остальных россиян, да что там россиян весь мир? Почему только 24 сентября, в полдень, директор ФСБ Патрушев вдруг признается, что это были учения? Вряд ли могло получиться так, что об учениях в Рязани ничего не знал премьер-министр России и бывший директор ФСБ, у которого, к тому же хорошие отношения с Патрушевым, а также мэр Москвы Лужков и даже Рушайло, возглавлявший комиссию по борьбе с терроризмом и курировавший операцию Вихрь-антитеррор.

К тому моменту, когда было объявлено об учениях, три мешка со взрывчаткой и боевой взрыватель доставили в Москву, а там не составило бы труда их подменить, заявив, что в Рязани ошиблись. Но тут выяснилось, что рязанское УФСБ уже задержало двоих террористов. Впоследствии их отпустят согласно приказу Патрушева, который и объявит, что вечером 22 сентября в Рязани всего лишь проводились учения.

Дальнейшее расследование Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского упирается в гриф совершенно секретно. Кстати, уголовное дело, возбужденное в свое время в Рязани по ст.205 УК РФ (терроризм) так и не было закрыто, правда, у общественности все равно нет доступа к его материалам, так как оно засекречено.

Сейчас кто-нибудь вряд ли вспомнит Александра Литвиненко, выдвинувшего сенсационную версию о причастности российских спецслужб, в частности ФСБ и ГРУ к сентябрьским терактам. Может быть, о ней забыли незаслуженно?

Слишком много обстоятельств указывает на то, что это правда. Лично для меня лучшие доказательства это судьбы людей и судьба книг. Судьбы людей, которых так или иначе затронули эти теракты и судьба двух книг, написанных Александром Литвиненко.

О людях. Здесь и странная гибель журналистов Артема Боровика и Юрия Щекочихина, проводивших свое  расследование этих терактов, и  губернатора Красноярского края  Александра Лебедя, который заявлял, что почти убежден в том, что за взрывами стоит действующая власть, а уж убийство Сергея Юшенкова, заместителя председателя Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в гг. Москве и Волгодонске и проведения учений в г. Рязани в сентябре 1999 года и просто инициатора создания этой комиссии, и вовсе говорит само за себя, да и  генерал Рохлин, бывший в то время  председателем комитета Госдумы по обороне, вполне мог что-то знать о готовящихся терактах. Александр Литвиненко и Михаил Трепашкин, адвокат, бывший сотрудник ФСБ, по бредовым обвинениям оказались за решеткой, причем  последний находится там до сих пор.

Против Александра Литвиненко уголовное дело возбуждали четыре раза. В первый раз он был арестован 25 марта 1999 года. Его обвинили в том, что он при задержании поставил синяк некоему Харченко (который, кстати, заявил на суде, что, по словам следователя, надо давать показания на Литвиненко, потому что начальство приказало посадить его в тюрьму так прямо и сказал, причем это зарегистрировано в протоколе судебного заседания). Судье, который вел этот процесс, угрожали, добиваясь, чтобы Литвиненко был упрятан за решетку, но он  выдержал давление и все-таки вынес оправдательный приговор. В результате его и председателя суда выгнали с работы. Но Литвиненко так и не удалось выйти из-под стражи в зале суда: в тот момент, когда судья уже дочитывал приговор, в зал внезапно ворвались люди в масках и с автоматами, вытащили подсудимого из клетки, объявив при этом, что он арестован ФСБ, надели на него наручники и потащили к дверям. Судья был возмущен бесцеремонным поведением чекистов. Это и понятно ведь ему даже не дали дочитать приговор, фактически прервали на полуслове, не говоря уже о том, что своими выходками ФСБ продемонстрировала явное неуважение к суду, о чем позже напишет в заявлении председатель Московского окружного суда.

В тот день судье все же дали возможность дочитать приговор, а потом прокуроры выступили с новыми обвинениями. Так началось второе дело. Надо заметить, что обвинения выдвигались одно нелепее другого: то Литвиненко полтора года назад превысил должностные полномочия, поставив кому-то синяк (за что его продержали в Лефортово восемь месяцев, из них тридцать шесть суток в одиночной камере), то вымогал на овощной базе у гражданки Киселевой зеленый горошек, сломав при этом какому-то гражданину Украины  резиновой палкой не то шестое, не то седьмое (следствием не установлено) ребро. Да и сами обвинители не скрывали, что все это дело есть не что иное, как заказ, причем заказ сверху, вот, например, Иванов, начальник отдела Главной военной прокуратуры, полковник юстиции, так и сказал Литвиненко: Довыступался. Теперь сдохнешь в тюрьме, в Нижний Тагил загоним, там и загнешься, а прокурор в ответ на просьбу адвоката снять обвинение, ответил: Я еще не получил квартиру. Неоднократно звучали угрозы и в адрес его семьи, один из сотрудников ФСБ сказал так: Если тебя опять признают невиновным, мы не с тобой уже будем разговаривать. Начнем разбираться с твоей женой и сыном. В то время против него было возбуждено третье уголовное дело, где Литвиненко обвинили в том, что несколько лет назад он, для того, чтобы сфабриковать улики против одной костромской банды, подбросил бомбу в Волгу. Тогда Литвиненко понял, что он и его семья отныне объявлены вне закона. Выход оставался один побегТак подполковник ФСБ Александр Литвиненко оказался в Турции, а затем в Лондоне, где и написал две свои скандально известные книги: ФСБ взрывает Россию и ЛПГ Лубянская Преступная Группировка, по первой, кстати, французскими журналистами был снят документальный фильм Покушение на Россию, который, так же, как и книги, сейчас в России запрещен. Кстати, тогда, уже после побега, Литвиненко узнал о том, что против него возбуждено четвертое дело в январе 1997 года он якобы похитил и избил какого-то гражданина Одинокого. Когда стал известен этот факт, Англия сразу предоставила ему политическое убежище. Здесь, наверное, сыграло свою роль еще и то, что на родственников Литвиненко сразу после его бегства началось давление, а его отчим на следующий день после допроса скончался в больнице. Никто за это наказан не был, врачи сказали, что он умер от другой болезни, хотя положили его в больницу с инсультом.

 Говоря судьба книг, я имею в виду довольно странный для сегодняшнего времени инцидент, произошедший года полтора назад. Именно тогда авторы книг ФСБ взрывает Россию и ЛПГ Лубянская Преступная Группировка Александр Литвиненко и Юрий Фельштинский решили познакомить с ними россиян. А дело было так: машина, которая везла 4376 экземпляров книги А. Литвиненко и Ю. Фельштинского ФСБ взрывает Россию  была остановлена на въезде в Москву.  Инспектор милиции заявил: мол, в рамках операции Вихрь-антитеррор. Машину осмотрели, оказалось, что там книги, но бдительный инспектор почему-то вместо того, чтобы разрешить проезд, вызвал на место происшествия сотрудников ФСБ. Те вскоре объявились, обыскали машину, изъяв при этом все 4376 экземпляров книги, все это упаковали и опечатали печатью Управления собственной безопасности ФСБ России. Шоферу Иванову же сотрудники ФСБ растолковали, что он вез антигосударственную пропаганду, и он поспешил вернуться в Псков. Сама ФСБ о проведенной операции ни словом не обмолвилась, ее представители от комментариев отказались.

На каком основании произошло изъятие книг непонятно. Тираж был выкуплен псковской фирмой в Латвии по заказу московского правозащитного информационного агентства Прима, с документами все было в порядке.

А.Литвиненко и Ю. Фельштинский в своей книге обращают внимание на

вопиющее отсутствие логики: ФСБ подтверждает, что среди чеченцев исполнителей терактов нет. Тем временем Чечню продолжают бомбить. Чеченское руководство свою причастность к терактам категорически отрицает, Аслан Масхадов предлагает начать переговоры и выражает россиянам соболезнование, а председатель Госсовета Чечни Малик Сайдуллаев даже пообещал после теракта 8 августа 2000 года в Москве наградить внушительной премией тех, кто предоставит информацию об истинных организаторах взрыва. Представитель Кадырова при российском правительстве, бывший министр иностранных дел в администрации Джохара Дудаева Шамиль Бено пригрозил демонстрациями чеченцев в Москве в ответ на слова Лужкова о том теракте На сто процентов это Чечня.

Россия называет себя демократической страной. Так почему же тогда у нас упорно игнорируется версия Александра Литвиненко, а спецслужбы запросто обвиняют во всем чеченцев, даже не утруждая себя тем, чтобы найти хоть какие-то доказательства? Хотелось бы закончить словами Александра Литвиненко: Когда-нибудь мы зададимся вопросом, почему взрывы происходили до предвыборной кампании и до вторжения в Чечню (когда это было невыгодно чеченцам) и прекратились после избрания Путина президентом и начала полномасштабной войны с Чеченской республикой

(когда чеченцы как раз и должны были начинать мстить захватчикам). Странно получается