Светлана Лепешкова.

              Автобиография.

 

 

Я родилась в Москве 17 июля 1961 года в семье медиков- преподавателей. Родители, не смотря на то, что были естественниками, привили мне любовь к искусству. Мама рассказывала мне, что когда я родилась, моя прабабушка по маминой линии, полька с дворянскими корнями, увидев меня,  почему-то воскликнула: О, эта девочка обязательно будет связана с искусством. Впрочем , и бабушка   педагог филолог, которая и воспитывала меня, в то время, как родители занимались наукой, - с детства научила ценить хорошую литературу классику, поэзию. У нас была хорошая библиотека, собранная дедом, погибшим в 41 году на фронте, который, не смотря на нетворческую профессию он был одним из первых  метростроевцев любил литературу, живопись, сам писал картины маслом и пастелью. В общем , о литературе и искусстве говорили в доме всегда. У меня было хорошее детство, всеми любимой, балованной девочки, которую воспитали в доброте, привили любовь к людям, красоте, всему возвышенному. Я находилась не столько в мире реальном, от которого меня домашние старательно отгораживали, сколько в мире книг, музыки, фантазий , мечтаний о любви  и прекрасном принце, о своем месте в жизни. Сколько помню, все детство я просидела на бабушкином диване, обложившись Пушкиным, Лермонтовым, Тургеневым, Достоевским, и всяческими тетрадками дневники я вела с 10 лет и по сей день. В юности меня  мучили темы поиска себя мне хотелось быть сначала то балериной, то фигуристкой( были данные, были попытки заниматься этим, но некому было меня водить на занятия родители работали, а бабушка крутилась по хозяйству и без конца болела). Потом я захотела стать актрисой. Началось это еще в раннем детстве, когда мама, меня, пятилетнюю, привела во МХАТ на Синюю птицу. Мы с мамой часто потом ходили в театр, я знала наизусть многие спектакли, и заболела актерской профессией.( Уже гораздо позже, в студенчестве я играла в студии, и довольно успешно).Но родители этого явно не хотели, всячески отговаривали, напоминая о жизни реальной, и когда пришло время  выбирать ВУЗ, я от отчаяния поступила в институт Управления. Учиться там мне было невыносимо скучно, и я там занималась самообразованием, читая под партой Мастера и Маргариту и Пастернака, всячески игнорируя навязываемое изучение политэкономии социализма  и ленинских работ. Дабы как-то разнообразить свою жизнь и приблизиться к творчеству, я летом стала ездить в пионерский лагерь, где меня привлекали не линейки и хождение строем, а романтика дружба, любовь, песни под гитару, возможность петь и играть на сцене, ставить с детишками спектакли. Там же я познакомилась со своим будущим мужем, Николаем Франкевичем., который был старшим вожатым, очень деятельным человеком и неисправимым романтиком. Меня всегда привлекали яркие личности, а он был такой личностью, и в 80-м году мы поженились. Мы занимались  педагогикой, а мне всегда хотелось с любимым человеком  заниматься общим делом.

(Очевидно, это пошло от родителей, которые занимались наукой, и говорили про себя , что мы как Склодовская и Кюри).

В 1982 году родился наш сын Женечка. Но мы оба продолжали учиться ( Николай учился в пединституте на историческом), и с горем пополам я все-таки закончила институт Управления, получив специальность инженера-экономиста по организации управления. По этому поводу я очень веселилась если организовывать и руководить я умею благодаря некоторым чертам характера, то считать финансы увольте. Мозги устроены не рационально, не практично, а в лирико-философском ключе, так свойственном всем поэтам. Теперь собственно о поэзии.

Стихи я любила всегда Пастернака, Цветаеву, Ахматову, Блока,  Гумилева, раннего Маяковского, из современников  Окуджаву, Бродского, Левитанского, Рейна. Училась у великих. В детстве баловалась стихотворчеством, но считаю , что родилась как поэт в 1983 году, когда в моей жизни вновь появился человек, которого любила в юности мой одноклассник Карен Кавалерян, который стал поэтом (сейчас он известный поэт песенник, пишущий для таких звезд, как Алла Пугачева, Кристина Орбакайте. Лариса Долина, Валерий Леонтьев, Владимир Пресняков, группа Премьер-Министр  и других).

Он в то время очень повлиял на меня, раскрыв глаза на дейс твительность, и фактически сделав меня диссидентом. Мои стихи того времени были неким ответом ему на его стихи, которыми мы обменивались. В чем-то это было повторение тандема Ахматова- Гумилев. В общем, в какой-то момент я по-настоящему ощутила себя поэтом, и реальная моя жизнь тоже была жизнью поэта со всеми трудностями, мучениями и метаниями. У меня возникло желание круто поменять жизнь, заниматься тем, к чему лежит душа. Но поскольку, в силу некоторых черт характера,  мне было мало затворнического образа жизни поэта, хотелось общаться с людьми, быть в гуще событий(только грянула перестройка), к тому же не давали покоя  неосуществленные  театральные амбиции, и вскоре я, бросив нелюбимую работу в НИИ, оказалась в своей среде в театре У Никитских ворот Марка Розовского. Он стал моим учителем  - и в профессиональном плане, и в человеческом. В театре я работала в литературной части, но при этом изучала и режиссуру, и актерское мастерство, и драматургию. Там же в театре я встретила , можно сказать, свою вторую маму- Ирину Паперную племянницу известного литературоведа Зиновия Самойловича Паперного. Ирина Борисовна учила меня всему творческому общению ,жизни за кулисами, журналистике, шоу-бизнесу. Кроме того, Ира открыла мне двери туда, куда я боялась сама постучаться, а это оказалось так просто. Я благодарна этим людям за их веру в меня, за то, что они сделали меня профессионалом.

Далее жизнь стала налаживаться я занималась действительно любимыми вещами. Кстати, перестройка  в этом очень помогла я всегда была склонна к самостоятельности мышления, проповедовала идеи свободы, демократии, либерализма.  90 е годы были очень плодотворными, счастливыми, полными событий, интересных встреч, творчества , вдохновения. Я работала с группой Алексея Паперного сына  Ирины Борисовны, вместе мы много сил отдали клубному движению, построили творческую атмосферу не в одном арт-клубе, много гастролировали, в том числе и за границей со знаменитым музыкальным спектаклем Алексея Твербуль.

Летом 91 года  я со своим вторым мужем немного пожила в Германии, но мы решили вернуться. Тут грянули события осени 91 года, которые не могли не воодушевить меня, и я переполненная желанием  быть на передовой, пришла работать на радио Эхо Москвы.

Это было замечательное время, общение с чудесными людьми, некая студийность, и ощущение постоянного счастья. Но вскоре птенцы гнезда Эхова стали подрастать и разлетаться. Так я оказалась на телевидении в телекомпании Класс!, где проработала много лет. Я стояла у истоков  знаменитой передачи для талантливых подростков Умники и умницы, делала сюжеты для До 16 и старше. И это тоже было чудесное время.

Вскоре появилась возможность получить второе высшее образование, и именно то, которое мне было нужно. И я пошла учиться в Московский Международный Университет на отделение журналистики. В то время ректором  там был знаменитый Геннадий Алексеевич Ягодин, который создал в Университете удивительную атмосферу творчества, свободы, либерализма, дружбы студентов и преподавателей. Только недавно я узнала, что финансировал наш Университет,  ныне опальный,  Михаил Борисович Ходорковский яркая личность, герой нашего времени, который уже вошел в историю, который много сделал для развития российского образования, и я уверена, еще сделает, и не сказал своего последнего слова. Я благодарна и ему, и всему Альма Матер за все, что он мне дал, за прекрасные годы, за вторую юность, за то,что я стала внутренне еще свободнее.

После окончания  Университета я стала много печататься в ведущих изданиях, делая творческие и человеческие портреты многих известных людей.Последние годы я работала в журнале Моя Москва спецкором по культуре. В редакции был создан проект издания книги многотомной энциклопедии Люди нашего тысячелетия, где я написала примерно  одну треть очерков  об известных людях. Среди них известные режиссеры, актеры, спортсмены, поэты Марк Захаров, Олег Янковский, Александр Збруев, Инна Чурикова, Николай Караченцов, Олег Табаков, Татьяна Доронина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Татьяна Тарасова, Ирина Роднина, Александр Иншаков и много других ныне здравствующих ярких профессионалов с необычной судьбой.

Помимо светской жизни, череды кинофестивалей, театральных премьер, интересных встреч, без которых невозможна жизнь журналиста , занимающегося культурой и искусством, я конечно продолжала писать стихи. За более чем 20 лет у меня накопилось 10 сборников, которые очень хотелось бы издать . Сейчас я пытаюсь что-то сделать в этом направлении. Почему не издавалась раньше? Не знаю. Может потому, что мне все время было не до себя я постоянно занималась чужими делами, все кого-то раскручивала и продвигала,  рок- музыкантов, например. Рок-музыка это еще одна моя страсть. Впрочем, как и джаз. Но когда-то все-таки надо заняться собой. Я ведь еще пишу и прозу, и киносценарии. Думаю, людям это будет интересно, да и высказаться хочется за годы накопилось много , о чем бы хотелось поведать миру. Моим девизом всегда было: Не бойся исповедоваться перед людьми.

Мне 44 года. Вырос сын. Стал медиком и рок-музыкантом. Мне есть чем гордиться.

И не смотря на все беды, препятствия , неудачи, сложности в стране, я верю в себя, в свой талант, в поддержку друзей и близких, которые в свою очередь верят в меня и дают мне силы жить и творить. Я до сих пор остаюсь немного наивной маленькой девочкой, принцессой, ожидающей своего принца, верю в вечную любовь, в красоту,в возможность счастья. В то , что хороших людей больше , чем плохих. Вспоминая, как мама девочкой привела меня на Синюю птицу, я до сих пор верю в нее, верю в красоту человеческих взаимоотношений, в сказку, где все-все  хорошие люди,  дружно взявшись за руки, (а может и как в фильмах Феллини) идут дружной вереницей за этой призрачной птицей счастья, и верю, что найдут ее