Большая семерка.

 

 

7 декабря стукнул год заключения очаровательной мамы двух малышей и к несчастью юриста ЮКОСа, Светланы Бахминой. 7 сентября день рождения Сечина, 7 октября Путина, 7 ноября продолжает традицию, подводя все к нынешней дате... Dura lex, sed lex, закон суров, но он закон в стране беспредела.

С детства меня занимал вопрос: у России никогда не было правителей-дураков, ведь для того, чтобы держать в повиновении и обкрадывать 150 миллионов, нужна четко организованная система, недюжинный ум, чувство стаи. Еще в солнечном 1823-м Рылеев и Бестужев-Марлинский сочинили агитационную песенку (в скором времени один был повешен, другой сослан в Якутию):

 

...И в деревне солдат,

Хоть и, кажется, наш брат,

В ус не дует

И воюет,

Как бы в вражеской земле.

...А за правду-матку

Прямо шлет в Камчатку.

Ай да царь, ай да царь,

Православный государь!

 

Скоро минимум два столетия все у нас неизменно. Солдат лишь кажется братом и убивает своих на общей родине, а правитель ссылает всех несогласных, как всегда, на край света, - откуда я вам и пишу. - Что есть далее эмиграции?..

 

Так что навело наших тиранов на мысль, будто руский народ - это стадо, которое можно зачищать, взрывать (и не буду на ночь глядя перечислять все потенциальные страсти)? Традиции тюремных застенков, пыточных рассказов на святки да в крещенские  морозы Харпа и Краснокаменска - это полдела. А все же как мужали да трансформировались наши университетские мальчики, застенчивые и незлобивые, каким я знала того же самого Сечина?..

 

Распределение в Анголу да Мозамбик считалось блатной удачей; вербовали еще до отправки, брали только парней, а круговой порукой окручивали уже среди черных. Тренировали на расизме, и возвращались оттуда наши притихшие однокашники, нашпигованы ненавистью к братьям меньшим, - да что там, к рабам, которых приучались видеть в африканцах во время трехлетней выслуги в российских посольствах да консульствах.

Кто работал в ЮАР - знает, что среднего черного жителя перевоспитать и обучить невозможно, он природно ленив, присмотритесь хоть к чайным плантациям, хоть к научной, художественной литературе; всяк народ хорош на своей кровной земле, а вывези недавних колонистов в Европу - они мстят белым, процент криминала зашкаливает, общие мерки тут не применимы, - плохо и белым, и черным. Вывези русского, каковой в основном я являюсь; обучи языкам и манерам, - ан узнают нас в толпе по затаенному страху в глазах, по ужимкам и всему исконному, что не вытравить и в наших детях. Эти вот факты, подкрепленные отражением в зеркале да собственным опытом, направляют движение мысли: одни высшие чины реализовали тягу к насилию, взрастив ее на домашних животных; другие - в Африке; третьи - в застенках Дзержинского. А самым успешным и ходить далеко не пришлось: народ наш все стерпит, и та соборность, которой мы так гордимся, элементарно переворачивается и превращается в выслугу, рабство. - Режь меня, жги меня...

 

Не спешите и на меня, как на елку, вешать расистские ярлыки. Один знаменитый, мной ценимый писатель в Дневнике сердитого эмигранта от избытка любви написал: Господи, как я ненавижу людей! Особенно немцев и евреев. Нет, все-таки евреев и немцев... Впрочем, и русские были не лучше. Но евреи и немцы....

Будучи одновременно русским, евреем и немцем - а также рупором совести, - кто же, как не писатель, обязан поднять эту тему?

 

Мы с вами хронически недооцениваем историческую роль наслаждения. Эйхман  испытывал именно оргазм от убийства шести миллионов евреев отдельно и вкупе: его обидели в детстве, дразнили еврейчиком. Наслаждение тяга к насилию.  Черномырдину хватает медведей в берлогах, а прохожим дорожной аварии: многие ли из нас не мчались на визг тормозов,  даже зная, что нечем помочь?..

Как завораживают обывателя плачущий от отцовских побоев малыш, забитая мужем жена, резня пацанов в подворотне. Обманное чувство собственного превосходства над щенком или беженцем. Какой процент садистов работает в детских, родильных и сумасшедших домах!

 

Это точно не национальное. Это (нам в утешение?)  международно.

Баснописец Хемницер еще в 1776 году проезжая Немецкую землю, - находит везде трудолюбивых пчел; в Голландии видел только деньги и движущиеся сундуки; во Франции нестареющуюся легкомысленность. А в России... словесность! Но вот сиротские приюты Голландии были содержаны весьма умеренно, и не столько щедро, как у нас (Дневник путешествия по Европе). Страшно сравнить их сегодня, когда европейские богадельни большей частью давно закрыты по той же самой причине: садизм...

 

Тирания в семье и народе, оргазм власти (лишенный катарсиса): корень зла наслаждение. Неприятие чужого биологического вида, - так и породы собак обладают своими особенностями? Вытеснение инородного тела. Еще Пушкин в 1820-м в Черкесской песне советовал: будьте осторожны и отойдите, здесь нам не победить:

 

Не спи, казак: во тьме ночной

Чеченец ходит за рекой...

Спешите, красные, домой:

Чеченец ходит за рекой.

 

Тяжело быть плантатором, барином. Нас учили непротивлению - и противостоянию насилию, - но не сдерживанию в себе темных сил. Нынешний геноцид за уничтожением братских народов повлек планомерное убиение своих стариков и младенцев, бомжей и инвалидов: меньше народу - больше кислороду, нефти и газа на всех в мире не хватит. Прогнозировать просто: железна логика перераспределения собственности, природных богатств. Если наши эмигранты-израильтяне (на них как-то больше надежды) не откроют новый вид энергетики, то на повестке дня России определится вопрос уничтожить как можно больше своих, прихватив пару стран. Это кажется нереальным?.. А когда Ходасевич предвидел ковровые бомбежки, его считали фантастом.

 

Некоторые передовые журналисты паниковали: Россию отвергла большая семерка! Но какое счастье для мира. Фильм Андрея Некрасова по сути многосериен. Там нет конца... продолжению. Россию сегодня (и завтра) можно сравнить только с автобусом без водителя. Поезда метро с дистанционным управлением всем известны давно, но вот в Роттердаме пустили такие автобусы. Только что два из них врезались по случайности, без пассажиров. Остановите Землю - я сойду. В Голландии Ивана Хемницера укрепления превосходны и очень хорошо содержатся. Дай Бог им того же надолго, - не пустить к себе русский фашизм!

 

На Родине полный... Аншлаг. Анатомический театр Думы продолжает свое представление. Замечательно определил направление Григорий Явлинский: У нас есть свои представления о том, что такое демократия, что такое народовластие, и мы должны их придерживаться. У нас есть собственная конституция и у нее есть собственные основания.  И в следующем интервью на той же Свободе поставил жирную точку мол, мы вообще никого не боимся!

Бояться, в том числе Яблоку, нужно собственного отражения. Лицо Чубайса плавно перетекает в гримасы нынешних демократов. Незапятнаны перестроившаяся Хакамада, дальновидный Каспаров; остальные в тюрьме. Даже объединившись, демократы по сути останутся представителями Советов: плавленный сырок честного и самого грустного клоуна страны Шендеровича зачерствеет при выборах. К слову, плавленный делают из простого, в который замешена грязь.

 

Пишем Зара Муртазалиева подразумеваем десятки тысяч невинных, которым подбросили наркотики или взрывчатку. Адвоката Бровченко, защищающего Трепашкина. Помните, сотрудники ГАИ остановили "Мерседес" под управлением обвиняемого. В машине был обнаружен портфель-дипломат, в котором находилось около 2,5 килограмма кокаина... По мнению российских правозащитников, преследование адвоката носит политический характер, ну и так далее. Еще бы не политический!

Но нефти не хватит на всех, а мучить приятно женщин и слабых, на поверку оказывающихся самыми сильными.

 

В Голландии две недели провел Синта-Клаас. Почти Дед Мороз, окруженный негритятами - черными Питами. Каждый год его бурно встречают: он везет детишкам подарки, а Питы раскидывают печенье-конфеты послушным (перепадает и взрослым). У магазинов висят маленькие башмачки, - к утру их наполнят разноцветным, праздничным, вкусным. Оркестры из негритят обслуживают, вероятно, события разнообразные: иногда они вдруг, пританцовывая от холода, наигрывают и похоронные маршики.

Но что показательно Синта-Клааса, доброго деда, встречают, но не провожают: уезжает-то он без подарков.

 

Мы заглядываем в карманы а что нам за это дадут? Западные элиты, участвующие в российской экономике, смотрят Путину в рот (не скрывая дома презрения). Они знают: все подчинено топливу, и следующее российское правительство, каким бы оно ни было, окажется в газовом рабстве.

Максимум оно выпустит нынешних политзэка, изогнувшись восьмеркой. - За что мы семеркой и молимся.

 

Лариса Володимерова.

Движение за Ходорковского зарегистрировано в Амстердаме