Татьяна Богдановская

Лучше поздно, чем никогда.

 

Я не политик и не политолог и никогда раньше ничего подобного не писала, то есть почти никогда раньше до лета этого года и того, что этим летом произошло. Видимо то, что произошло этим летом, произвело на меня очень сильное воздействие и оно, хочу заметить, отрицательное, поскольку только отрицательное воздействие может быть таким  сильным, что человек начнет писать. Исключением то есть сильным положительным воздействием, после которого люди начинают писать, может быть только любовь, но тогда люди о ней и пишут. Я же начала писать этим летом совсем не о любви, то есть не о той любви, которая является самым сильным положительным воздействием на человека. Если попытаться как-то связать то, что я пишу, и любовь, то это как единственно возможный вариант любовь к Родине. В этом смысле можно сказать тогда, что любое письменное творчество человека связано с любовью к чему-либо или кому-либо, или кому-либо и чему-либо вместе как у меня, ведь Родина это не только земля, солнце, воздух и вода, но и люди. Нет, к сожалению, я не могу сказать, что я люблю всех людей в России. Это не так. Так же как неверно и то, что я люблю только россиян. Я люблю многих людей, в том числе и россиян, люблю то есть в первую очередь уважаю и понимаю. Основа любого вида любви к людям, по крайней мере, для меня - взаимоуважение и взаимопонимание. Я была бы очень рада, если бы те люди, которых я уважаю и понимаю, уважали и понимали меня. Возможно это так, я не знаю, поскольку многие из любимых мною людей, в том числе россиян, просто не знают о моем существовании, как меня, а не просто какого-то абстрактного человека, гражданина России. Жаль, но это пока так. Зато я знаю многих людей, которых могу уважать и понимать, и я рада, что есть такие люди. Недавно, я поняла, что могу уважать и понимать еще одного человека, такого же гражданина России, как и я, почти такого же. Вообще о существовании этого человека я знала раньше, чем начала его понимать и уважать, просто, несмотря на то, что он давно, много лет, был много кому известен как в России, так и в мире, я не задумывалась о том, уважаю и понимаю ли я его. Не задумывалась до определенных событий, причем событий произошедших не со мной обычно люди начинают о чем-то задумываться, когда что-то происходит с ними, а с ним, почти уже 2 года назад. Хотя я начала задумываться не сразу, а как говорится по мере развития этих событий и влияния впечатления от них на меня, как я уже говорила, отрицательного впечатления. И вот это отрицательное впечатление, видимо, достигло своей высшей точки этим летом, хотя лето еще не кончилось и, видимо, высшая точка впечатления впереди, поскольку отрицательное мое отношение к событиям, происходящим с человеком, суммируется и соответственно растет. Но критический максимум отрицательного уже достигнул того предела, когда я начала писать, то, что здесь написано или подобное этому, поскольку думаю, что это не первое и не последнее письменное выражение моих мыслей на эту тему, тему этого человека, моего отношения к нему и соответственно нашей общей с ним Родине. Лучше поздно, чем никогда, подумала я и начала писать. Надеюсь еще не поздно. Не поздно, подумала я, поскольку таких событий как с человеком, со мной нет, не буду об этом,не произошло. Хотя вот с ним они произошли и, понятное дело, тоже произвели на него сильное отрицательное впечатление, понятное дело, сильнее, чем на меня. И он тоже, хотя кто тоже, так это я, а не он, начал писать. Точнее он писал и раньше и много, как любой человек, который в течение жизни имеет мысли, которыми хочет поделиться с другими, то есть, как правило, убеждения. А убеждения он имел и имеет и многие, в том числе и я, убедились в наличии у него убеждений после тех событий, которые начали происходить с ним почти 2 года назад. И вот за эти убеждения и именно за них я его уважаю и понимаю, то есть люблю как гражданина России, часть Родины. Побольше бы таких граждан и частей. Но чтобы уважать и понимать человека за убеждения нужно уважать и понимать сами убеждения этого человека. Чтобы уважать, нужно понимать, а понимать значит уметь их логически обосновать и объяснить. Обосновать и объяснить не то, что эти убеждения имеет именно этот человек и почему именно он их имеет, а саму суть этих убеждений, что из чего и почему следует. Человек вообще и этот в частности существо многогранное и убеждений у него много, в том числе и изложенных им в письменной форме, для других. Поэтому все я, хотя наверное понимаю, объяснять не буду, объясню последнее из прочитанных, то есть попытаюсь объяснить, поскольку скорее всего и даже наверняка оно, последнее прочитанное мною письменно выраженное убеждение человека намного глубже, чем я его сейчас понимаю, весовые категории разные возраст, жизненный опыт, трудовой путь и и.д. и т.п. Так вот, последним прочитанным мною убеждением было убеждение под названием, а любое письменно выраженное убеждение должно иметь и имеет свое название, Левый поворот. На первый взгляд, даже если сразу учесть, что убеждение имеет ввиду не движение транспорта налево по дороге, а движение общества в сторону левых общественно-политических ценностей и приоритетов, можно подумать, что описывается идея о том, что Россия должна вернуться к коммунизму, а президентом исходя из этого должен стать известный лидер известной партии. Но это только на первый взгляд, взгляд на название. То что убеждение не касается движения транспорта налево понятно сразу исходя из того, что таким банальным вещам люди, с которыми происходят такие события, как с этим человеком, статьи не посвящают. Но понятно ведь и то, что убеждение не призывает к возврату к коммунизму в стране и коммунистам у власти. Понятно, поскольку, во-первых, более чем 70-летний опыт показал, что настоящий коммунизм с такими как у нас коммунистами, по крайней мере в России утопия, к которой нормальный человек призывать не будет, а во-вторых, этот человек судя по своему даже трудовому пути не будет призывать к коммунизму в его российской, то есть советской форме. Российский капитализм тоже конечно не праздник, даже для этого человека и его трудового пути, но все-таки из двух зол любой выбирает меньшее и к большему злу не стремится. Поэтому чтобы понять убеждение, нужно копать глубже названия, то есть в текст. А текст говорит немного другое, чем его название, то есть на самом деле говорит то же самое, но только если сначала прочесть текст, а потом название можно понять, что это по сути одно и то же, текст и его название. Прочитав текст, я могу его объяснить, то есть, как бы пересказать, но своими словами, поскольку поняла следующее. Во-первых, человек необходимость и перспективу левого поворота для России понял далеко не сегодня и не по причине происходящих с ним событий. Понял он это почти 10 лет назад, когда я училась, аж страшно сказать, в 7 классе и ни о чем таком не думала. Возможно, кстати, что понял он эту перспективу даже 11 лет назад, но просто почти 10 лет назад в России началась вторая в новейшей истории компания по проведению федеральных выборов в органы законодательной Думу и исполнительной Президента власти. Так вот, видимо, выборы в органы законодательной власти почти 10 уже лет назад прошли так сказать без большого применения в них административного ресурса, поскольку партия тогдашней власти не одержала на них победу, отдав большинство портфелей представителям, как это сегодня не странно звучит, коммунистической, замечу левой, партии. И эта победа левых еще раз подтверждала и для человека и для некоторых других людей, о которых он пишет, поскольку пришел к левому повороту не один, идею обращения общества, самостоятельно без политтехнологий, а значит по общественной необходимости, к неким левым идеям. Что такое левые идеи. Я, как человек, который теперь уже учится не в 7 классе и вообще уже не учится понимаю, что прилагательное левый не имеет в данном случае популярного сегодня значения лишний или чужой, а означает место этих идей в общепринятой в мире схеме ценностей. Хотя на уроках политологии в институте нам говорили, что наши левые партии в мире назывались бы правыми и наоборот. Так вот о партиях, чтобы потом прийти к идеям. Правые партии на самом деле политические общественные организации радикального и либерального, а также и в особенности в России радикально-либерального толка. То есть это те партии, которые провозглашают идеи жестких и резких систем и мер. Например, правыми являются, по крайней мере, в мире, националистические партии, а в России сегодня партии, провозглашающие идеи свободного рынка, которые трактуются и материализуются сегодня как дикий капитализм, что называется бессмысленный и беспощадный. Теперь уже понятно, что левые партии отнюдь не коммунисты, то есть не все коммунисты и не только коммунисты. Не все коммунисты поскольку националистическое и ультра левое крыло коммунистической партии, такое как РНЕ, Макашовцы и иже с ними, на самом деле по спектру идей являются правой силой, не путать с Союзом правых сил, который правый тоже не весь. А не только коммунисты потому что левой партией общественно-политическую силу можно считать, если она провозглашает так сказать, несколько более мягкие идеи, которые в мире принято называть социал-демократическими, не столь радикальные для общества отсюда социал, и в то же время демократические в противовес, например, национализму. Человек, чью идею я сейчас пересказываю своими словами, своим Левым поворотом к левым силам причислил и некоторые, которые, благодаря, например, Союзу правых сил многими причисляются к правым в том числе Яблоко и отделившуюся от СПС И.М.Хакамаду. Причем, что важно, он посоветовал этим силам, особенно второй из перечисленных еще больше приблизится к левым идеям, так сказать совершить левый поворот, полеветь. То есть эти и другие силы, которые хотят добиться успеха у населения без применения административного ресурса, которого у них нет, должны от идеи свободного рынка, например, перейти к идеям социальной справедливости, которые в идеале означают столь любимые нашим населением воспоминания о бесплатном образовании, здравоохранении, но это, все-таки, только в идеале. Таким образом, левые идеи получается от правых отличаются в первую очередь тем, что они ближе к народу, чем собственно  и объясняется необходимость Левого поворота для общественных сил в конце концов во благо общего дела строительствакапитализма, но с человеческим лицом. Правый дикий капитализм для России неприемлем, по, в основном я так думаю, ментальным причинам, и поэтому он является такой же утопией, как и коммунизм, с той лишь разницей, что к коммунизму прийти вообще не получится, а к дикому капитализму просто не стоит даже пытаться приходить. Вопрос на сегодняшний день стоит лишь в том, не поздно ли человек и общество, и в том числе политические силы, осознали необходимость левого поворота. Что касается человека, то, как уже было сказано, он осознал и даже письменно выразил эту необходимость аж в 1996 году, правда ту статью ни я, ни еще очень многие граждане не читали, или даже читали, но не вчитывались, ведь тогда, без происходящих сейчас с этим человеком событий, многие его не знали и не вчитывались, не авторитет он был. По поводу осознания поворота политическими силами могу сказать. Что считаю, что именно для этого человек, находясь там, где он сейчас находится, и написал уже второй раз в жизни о левых тенденциях и их необходимости для России. Для себя, для повышения своей популярности у народа, он бы этого сейчас делать не стал по причине бессмысленности такой характеристики, как большая популярность, для него в ближайшие несколько лет. На самом деле большая популярность в эти несколько лет у всего народа этому человеку не светит, слишком сладким в представлениях того же народа был его трудовой путь до определенных событий, о которых некоторая часть народа отзывается очень положительно. Это еще раз доказывает бесперспективность саморекламы человека такими статьями даже с популярными у народа левыми идеями в них. Просто ему нужно было показать и он показал активной части общества, то есть политическим силам и людям, понимающим, о чем идет речь, куда должна идти Россия. А Россия как я уже говорила, Родина, - прежде всего не земля и даже не нефть, а народ. Народ разный, многие не читают газет, журналов, некоторые вообще, как это не грустно, ничего не читают, не прочитают и идей человека. Поэтому активная часть населения его и моей Родины. Видимо и я тоже по силе возможностей, должна объяснить людям, что если они хотят, чтобы социальное бесплатное было не в воспоминаниях, а в реальной жизни, они должны этого добиваться любыми законными методами чего-либо добиваться, у народа существующими. Какими не уточняю, уж российский народ лучше меня знает, чем можно добиться и чего в нашей стране. Грустно, наверное и даже наверняка, только от того, что осознание необходимости добиваться левого поворота придет к народу поздно, позже, чем к человеку, чем к политикам, чем ко мне. Но как говорится, лучше поздно, чем никогда.