Новейший Пелевин,

или  Они шагают под звук другого барабана

Памяти Владимира Баранова

 

Любезный читатель! Смею заверить Тебя в том, что последнюю книгу Виктора Пелевина Священная книга оборотня (М., Издательство Эксмо. 2004. 384 С. Тираж 150 100) я внимательнейшим образом изучал с карандашом в руках, с выписками и закладками. Почему я об этом говорю? Только что прочитал на бумаге, не в сети разносную, хамскую, облыжную рецензию на прекрасный фильм Турецкий гамбит, причем автор СПЕЦИАЛЬНО оговаривает то обстоятельство, что фильм он не смотрел, а пишет об экранизации, проглотив лишь рекламный ролик (мол, картина настолько гнусна, что и в кино ходить не надо). Советская марксистско-ленинская критика бессмертна

Строка Они шагают (They march to the sound of a different drummer) принадлежит гениальному американцу Генри Торо (1817-1862), прославленному (ну, это и сантехники знают). Так вот, Пелевин и его персонажи шагают под звук ДРУГОГО барабана, чем мы с Тобой, дорогой читатель. Впрочем, далеко, очень далеко шагают

 Берем быка за тестикулы. Книга Священная книга оборотня представляет собой чрезвычайно редкое в отечественной литературе явление: авантюрный, с существенными сатирическими элементами роман  на самом деле является тщательно закамуфлированным философским, богословским и религиоведческим трактатом. Ну, ладно, философским, а почему богословским и религиоведческим? Читатель, открой С. 20-21. Писатель на двух страничках формулирует СУТЬ сикхизма и пленительную разницу между богоискательством и БОГОНАХОДИТЕЛЬСТВОМ. Эх, было дело: пописывал я о богоискателях, а зря. В этой странной, но исключительно талантливой книге писатель предпринял дерзкую, но внятную и ПОНЯТНУЮ ревизию вечных вопросов соотношения духа и материи (не по ленинскому определению), божественного и низменного, вечного и бренного, сакрального и профанного, мира Верховного Владыки и буддийской пустоты, кармы и освобождения, истины и лжи, мышления и языка. Я совершенно серИозен (Маяковского цитирую).[1] Впрочем, автор горестно замечает: Никаких философских проблем нет, есть только анфилада лингвистических тупиков, вызванных неспособностью языка отразить Истину (С. 260). Коммунистический привет прадедушке Людвигу Витгенштейну (1889-1951).

Свою писательскую сверхзадачу Пелевин сформулировал так: Я напишу книгу Ты узнаешь из нее, как освободиться из ледяного мрака, в котором скрежещут зубами олигархи и прокуроры, либералы и консерваторы, пидарасы и натуралы, интернет-колумнисты, оборотни в погонах и портфельные инвесторы (С. 367). И сочинитель справился с этой задачей, ибо помимо прочего Священная книга оборотня роман-утешение (вот такой жанр я выдумал): Причина заблуждения живых существ в том, что они полагают, будто ложное можно отбросить, а истину можно постичь. Но когда постигаешь себя самого, ложное становится истинным, и нет никакой другой истины, которую надо постигать после этого (С. 90; курсив В.О.Пелевина). Такие софизмы меня утешают

Священную книгу оборотня, по моему скромному мнению, можно поставить в один ряд с романом Валерия Брюсова Огненный Ангел, где личная, биографическая основа мастерски скрыта под тщательно выписанными аксессуарами Германии XVI века.[2] Кстати, в романе много писательского мастерства-плутовства в духе монтажа аттракционов. Режисер и теоретик кино Сергей Эйзенштейн (1898-1948) так именовал особые приемы принудительного ВЛИЯНИЯ на психологию потребителя искусства. О чем это я? Да о том, что многие молодые читатели Пелевина (с нетренированным мозгом и податливым духом) отчалят на парусных джонках в океан восточной эСотерики (писать З в этом слове сейчас непристойно). Не верь, читатель, это я бодхисатву  валяю. Вильнем лисьим хвостом налево. Читатель, а Тебе не приходило в голову, что лермонтовский роман Герой нашего времени зиждится целиком на приемах киномонтажа (цикл повестей, в которых Лермонтов показывает своего героя с разных ракурсов). А до изобретения кинематографа еще оставалось больше полувека.

Несколько лет тому назад я писал в буклете, который был издан к пелевинскому вечеру в Лондоне:

Пелевин  совершенно изумительный повествователь, излюбленный автор профессиональных комментаторов, которые торчат на нем в самом высоком и многоаспектном смысле этого великого русского марксистско-ленинского глагола (я торчу, следовательно, я существую). Понятно, что серьезный комментарий к любому пелевинскому творению в десятки раз по объему превзойдет авторский текст  можно и в голове играть на баяне без баяна...

Среди писателей (прекрасных, высокоталантливых и даже гениальных) поразительно много дураков в самом расхожем смысле этого слова. Так вот, Пелевин  художник невероятного ума,  мудрец-духовидец, мистик-визионер в самом подлинном значении К тому же и читать его  НЕВЕРОЯТНО ИНТЕРЕСНО. Прошли годы, однако, к этому суждению ничего не могу ни прибавить, ни убавить.

Разномастная и разношерстная критика, понятно, рухнула на новый пелевинский роман со всей мощью пролетарского гнева, с доносительно-поносительной ненавистью-завистью. Пелевин несомненный фаворит, форвард в писательском футбольном матче за читателятиражигонорары и т.д. Всё, ату его! Мудрый и циничный Франсуа де Ларошфуко (1613-1680) как-то зло обмолвился: Ненависть к фаворитам есть не что иное, как любовь к фавору; люди, не добившиеся фавора, утешают себя презрением к тем, которые его добились. Умри, Александра Маринина, лучше не скажешь. Эх, капитаны полковой гаубичной артиллерии, не бывать вам майорами (это я и про себя). Вот читатель скажет, опять Пригодич будет хвалить писателя и т.д. За дело, за дело хвалить... Один простодушный критик, прочитав книгу моих статей, написал, мол, недурственно пописывает Пригодич, но монотонно. Лихачев у него хороший человек, Пелевин замечательный писатель. Скучно. А вот если бы эссеист написал, что Лихачев мерзавец, а Пелевин говно, то было бы ИНТЕРЕСНО. Увы, я не привык кривить душой, хотя, разумеется, иногда приходится.

Сюжет романа состоит из похождений-рассуждений-размышлений бессмертной феи-лисы А Хули в разных временах и в разных странах; о ее трагедийной связи с волком-оборотнем, который, натурально, является генералом-лейтенантом ФСБ.   Больше о сюжете ни словечка. А Хули  по-китайски означает лиса А. По аналогии с русскими именами можно сказать, что А это мое имя, Хули фамилия, признается героиня романа (С. 8).

Атас! На этом тормознулись ВСЕ критики. Это прозвище настолько потрясло их детские мозги, ослепило и оглушило, что практически все ламентации вертятся вокруг самоназвания прелестницы. Жалко, что пацаны конкретные не прочли более 30 страничек. В романе действуют Е Хули, И Хули, идет речь о замечательном приборе под грозным наименованием хуеуловитель, об инсталляции под названием пизда из кожезаменителя над заброшенным футбольным полем и т.д. Замечу, драгоценный читатель, что в сюжетной ткани (простите за пошлость) Священной книги оборотня важное место занимает соположение-сопоставление древнескандинавских вселенского волка Фенрира, который в конце времен пожрет Одина, космического пса Гарма, который в конце света (Рагнарёк, по ихнему, как теперь принято изъясняться) пожрет бога Тюра (даже слесари выше третьего разряда дифференцируют богов Тора и Тюра), и русского  пятилапого Пса под горделивым, чеканным именем Пиздец.  Он спит среди снегов, а когда на Русь слетаются супостаты, просыпается и всем им наступает (С. 322). Наша собачка еще спит, слава Богу, а когда проснется,  то

Феи-лисы прикатили в наши Палестины из Китая. Был там такой дивный духовидец Пу (фамилия) Сунлин (имя; 1640-1715), который под конец жизни издал дивную книгу Рассказы Ляо Чжая о чудесах. Ляо Чжай псевдоним.[3] У этих лисичек и была такая особенность: они, оборотни, могли перекидываться из лисы в женщину и обратно. Вот своеобразный дневник такой лисы и предлагает  нам Пелевин.

Читатель, Ты не поверишь, Пу Сунлин был неимоверно популярен в питерской литературной тусне-богеме в конце славных 1970-х годочков (в 1960-е в почете были Дхаммапада, Вивекананда, Рамачарака и Кришнамурти; все течет, но НИЧЕГО не изменяется). Чтобы не грузить господ, проявивших внимание к этой заметке, дробным-подробным анализом проблематики творчества и биографии Пу Сунлина приведу свой рифмованный текст:

В.Ш., А.З., Д.Р.

Русь. Захолонувшая равнина.

Виселицы. Снежные заносы.

Бродят по страницам Пу Сунлина

С посохами мудрые даосы.

Феи-лисы дарят людям ласки,

Нежные, одна другой пригожей

Господи, да за такие сказки

Я готов расстаться с белой кожей,

Стать шеньши в замызганном халате,

Складывать стихи витевато.

Чем поэт бедней и бесноватей,

Тем его искусство больше свято

Мозг кусают злые мысли-трутни

И зудят в болезненном круженье:

Перетрутся скоро струны лютни;

Дао призывает к погруженью

7 февраля 1981 г. И т.д. и т.д. по тексту.

Грешно, право, но скажу честно: в этих незатейливых словах весь Пу Сунлин и весь Пелевин (только не гневайтесь; я не страдаю манией учителя-поучителя и бредом реформаторства).

Книгочей, знаешь, что такое супрафизическая трансформация (С. 226)? А что такое  муладхара, наби и манипура (С. 210)?  А чем  отличается оборотень от сверхоборотня (страницу не указываю, об этом ВСЯ книга). Нет? Читай Пелевина. Я уже писал когда-то, что Виктор Олегович непомерно (точное слово) культурен. Сие, кстати, мешает писателю, ибо он полемизирует не с читателем, а с суровыми олимпийцами. Скажем так, что он бухает (нюхает кокаин?)  с Буддой, Гань Бао,  Нагвалем Ринпоче, Оккамом,[4] Шекспиром, Гуру Гант Сахибом, Беркли, Руссо, де Садом, Байроном, Толстым, Оскаром Уайльдом, Рудольфом Штейнером,[5] Фрейдом, Шпенглером, Малевичем, Набоковым, Борхесом, Солженицыным, Стивеном Хокингом, Деррида, Мураками, Энди Уорхолом, Вонгом Карваем и прочая, и прочая, и прочая. В конце романа небо застит прообраз-образ Желтого Господина Радужного Потока Да-с, путешествие на остров Ultima Thule с лисой А Хули (в рифму). Просвещенному глотателю книг Пелевина не надо напоминать о том, почему об этом крайнем северном пределе Ойкумены писали Пифей, Страбон, Плутарх и Плиний (старший).

Книга одновременно смешная, глубокая (иногда и по-газетному мелкая) и содрогательно трагическая. Пелевин безжалостен к Матушке-Руси.

Приведу несколько цитат (для уловления потенциального читателя):

Элита здесь делится на две ветви, которые называют хуй сосаети (искаженное high society <высшее общество> и аппарат (искаженное upper rat <верхняя крыса>.  Хуй сосаети это бизнес-комьюнити, пресмыкающееся (так!) перед властью, способной закрыть любой бизнес в любой момент, поскольку бизнес здесь неотделим от воровства. А аппарат это власть, которая кормится откатом, получаемым с бизнеса. Выходит, что первые дают воровать вторым за то, что вторые дают воровать первым  (С. 101); Реформы вовсе не что-то новое. Они идут здесь постоянно Их суть сводится к тому, что из всех возможных вариантов будущего с большим опозданием выбрать самый пошлый. Каждый раз реформы начинаются с заявления, что рыба гниет с головы, затем реформаторы съедают здоровое тело, а гнилая голова плывет дальше. Поэтому все, что было гнилого при Иване Грозном, до сих пор живо, а все, что было здорового пять лет назад, уже сожрано (С. 102; курсив В.О.Пелевина); Я давно заметил одну китчевую тенденцию российской власти <Борис Большое гнездо, Владимир Красная Корочка>: она постоянно норовила совпасть с величественной тенью имперской истории и культуры, как бы выписать себе дворянскую грамоту, удостоверяющую происхождение от славных корней несмотря на то, что общего с прежней Россией у нее было столько же, сколько у каких-нибудь лонгобардов, пасших коз среди руин Форума, с династией Флавиев (С. 87).

 Пелевин безжалостен к современной (вечной) России. Как либерал-демократ могу сказать, что безжалостная, честная, горькая критика Пелевиным демократов-либералов совершенно справедлива: либерал у нас означает бессовестного хорька, который надеется, что ему дадут немного денег, если он будет делать круглые глаза и повторять, что двадцать лопающихся от жира паразитов должны и дальше держать всю Россию за яйца из-за того, что в начале так называемой приватизации они торговали цветами в нужном местеА трагедия русского либерализма в том, что денег все равно не дадут Почему не дадут? Раньше жаба душила. Сейчас обосрутся. А потом денег не будет (С. 202). Просрали, как говаривал товарищ Сталин, Россию СтрувеМилюковаКеренского

И последняя цитата о птице-тройке: Россия общинная страна, и разрушение крестьянской общины привело к тому, что источником народной морали стала община уголовная. Распонятки заняли место, где жил Бог или правильнее сказать, Бог сам стал из понятиев: пацан сказал, пацан ответил, как подытожил дискурс неизвестный мастер криминального тату. А когда был демонтирован последний протез религии, советский  внутренний партком, камертоном русской души окончательно стала гитарка, настроенная на блатные аккорды (С. 268). Набирал ЭТО, и пальцы холодели

Суть горестных размышлений Пелевина о Родине нашей скорбной воплощает слегка модифицированная заключительная строфа стихотворения-манифеста Осипа Мандельштама Декабрист (1917):

Все перепуталось, и некому сказать,

Что, постепенно холодея,

Все перепуталось, и сладко повторять:

Гебуха. Жопа. Гонорея.

Это для тех и про тех, кого оставят обслуживать перекачку нефти (С. 163; курсив В.О.Пелевина). Кстати, писатель дает здравые советы, как нам вылезать из жопы, резковатые, но весьма дельные (С. 305).

Впрочем, писатель столь же безжалостен и к Западному миру. К примеру:

Запад это просто большой shopping mall. Со стороны он выглядит сказочно. Но надо было жить в Восточном блоке, чтобы его витрина могла хоть на миг показаться реальностьюНа самом деле, здесь у тебя может быть три роли покупателя, продавца и товара на прилавке. Быть продавцом пошло, покупателем скучно (и все равно придется подрабатывать продавцом), а товаром противно. Любая попытка быть чем-то другим означает на деле то самое не быть, с которым рыночные силы быстро знакомят любого Гамлета (С. 162-163; курсив В.О.Пелевина); на Западе все микробы <в кишечнике-обществе> уравновешивают друг друга, это веками складывалось. Каждый тихо вырабатывает сероводород и помалкивает. Все настроено, как часы, полный баланс и саморегуляция пищеварения, а сверху корпоративные медиа, которые ежедневно смачивают это свежей слюной. Вот такой организм и называется открытым обществом на фиг ему закрываться, он сам кого хочешь закроет за два вылета (С. 204).

Подустал я. Почти десять страниц настрочил. В книге много места уделено едкому, сатирическому, язвительному ИЗОБРАЖЕНИЮ положения (так скажем специально) дел в современной культуре (русской, новорусской, высокой, элитарной, низкой, массовой). Ох, и потешается же, в частности, писатель смачно над Венской конференцией и философами-лягушатниками (Деррида и остальная банда). Весь постмодернистский дискурс, по мнению автора, родом из амфетамино-кокаино-фрейдистской ЖОПЫ (концептуальный полисемантический термин в сложной и прихотливой системе миропонимания-миротворения-миросозерцания-мировоззрения Виктора Пелевина).

Отличная книга, пахнущая гиацинтами и фекалиями, ладаном и серой, кровью и потом, завораживающая, плутовская, сверхсложная и сверхпростая, пузырящаяся, как расплавленное стекло, подернутая туманом, как плоское озерцо  седым утром. Виктор Олегович редкостное, драгоценное, узорчатое украшение современной отечественной словесности. Всё

Василий Пригодич.

10 марта 2005 г.  Утро. 7 часов 13 минут.

Петергоф.

 

 


 


[1] Пелевину присущ гаерский юмор (ох, и люблю же я такие куштюки). Автор, упоминающий Кузмина, Волошина, Андрея Белого, Сашу Черного и Ходасевича, намеренно строки Гвозди бы делать из этих людей и т.д. приписывает Маяковскому (С. 82), а не Н.Тихонову. Читатель это ловит и его распирает от осознания своей всемирной эрудиции.

[2] Гречишкин С.С., Лавров А.В. Биографические источники романа Брюсова Огненный Ангел // Гречишкин С.С., Лавров А.В. Символисты вблизи. Статьи публикации. СПБ, Скифия, 2004. С. 6. Писатель подлинную, трагическую историю любовного треугольника: БрюсовНина ПетровскаяАндрей Белый спрятал в филигранно выделанный ларец исторического романа.

[3] См.: Пу Сунлин. Рассказы о людях необычайных. М., 1998.

[4] Лиса бесстрастно фиксирует: мне попадались презервативы Occams Razor c портретом средневекового схоласта и слоганом Не следет умножать сущности без необходимости (С. 48). Мне такой юморок вполне по обувному размеру.

[5] Антропософию Рудольфа Штейнера (не путать с теософией Блаватской-Олкотта (иногда пишут Олькот) читатель наверняка изучал в курсе Истории КПСС.