Предлагаемая статья была опубликованная в марте-апреле 2001 года в трех газетах под разными заголовками. Я не делаю в ней никаких изменений, хотя тут просматриваются небольшие искажения фактов. Пусть все остается так, как было пять лет назад.

Особо хочу отметить, что именно на эту статью (назовем ее условно Операция Преемник) я ссылаюсь в работе Новый разговор на старую тему.

 

---------------------------------------------------------

 

  Операция Преемник

 

В начале прошлого года мне довелось поговорить с человеком, работавшим, как сейчас принято говорить, в одной из российских спецслужб. Его рассказ прояснял причины страшной трагедии сентября 1999 года ночных взрывов жилых домов. Думаю, многие из нас еще помнят охвативший страну ужас, ночные бдения жильцов у подъездов и гневные призывы тогдашнего премьера Владимира Путина: Надо убить гадину на корню!.

Предлагаемая статья своего рода отчет о проделанной за год работе. А сама работа заключалась в поиске новых фактов, относящихся к тем незабываемым событиям. Естественно, мое расследование не может считаться всеобъемлющим, способным дать ответ на любой вопрос. Однако, как мне кажется, стержень проблемы создать удалось. Надеюсь, постепенно он будет обрастать новыми подробностями.

Я благодарен журналистам, работавшим по данной теме и опубликовавшим свои версии в периодической печати. Их размышления очень помогли мне в работе. Я благодарен офицерам спецслужб, предоставившим мне ценнейшую информацию. Наконец, я благодарен сотрудникам администрации нашего президента, не побоявшимся сигнализировать из Кремля: ваши предположения имеют под собой реальную почву.

Текст нынешней публикации направлялся на рецензию в управление пресс-службы президента Путина.

 

 

Кого бы сделать президентом?

 

В мае 1999 года в Государственной думе рассматривался необычный вопрос: об ответственности российского президента перед российским народом. И хотя большинство депутатов посчитали вину Бориса Ельцина доказанной сразу по нескольким пунктам, импичмент, как известно, все-таки не состоялся.

Сейчас у меня нет сомнений, что словесные баталии на Охотном ряду не вызывали беспокойства у обитателей Кремля. Мощная правовая система, предусмотрительно созданная под Ельцина, защищала их от каких-либо неприятностей при любом раскладе сил в стенах беспокойной Госдумы.

Однако нет сомнений и в том, что своеобразный суд, устроенный оппозиционными партиями, заставил Ельцина всерьез задуматься о своей судьбе после окончания президентского срока. Он, по сути, становился заложником следующего руководителя страны. Уже через год этот человек, сидя в его, Ельцина, кабинете, будет определять дальнейшую судьбу предшественника отправить ли того вместе с дочерьми за решетку или же взять под свою опеку.

Я не знаю, намеревался ли Ельцин передать свое президентство Степашину, когда делал его премьер-министром вместо опального Примакова. В любом случае вскоре стало ясно, что новоявленный премьер слишком мягок. Требовался человек жесткий, решительный, способный приструнить оппозицию, если та вдруг станет донимать его требованием Банду Ельцина под суд!

Отсутствие стойкости в характере Степашина замечали еще три важных персонажа российской политтрагедии: Татьяна Дьяченко, дочка Ельцина, обвиняемая в хищениях бюджетных денег и иностранных займов, Валентин Юмашев, друг президентской семьи, посвященный во все секреты кремлевской кухни, и Александр Волошин, глава ельцинского аппарата и, по совместительству, фигурант сразу нескольких уголовных дел о финансовых махинациях.

В отличии от папы, явно упрощавшего проблему передачи власти в силу некоторых особенностей своей психики, остальные члены пресловутой семьи хорошо понимали, что для перехода президентских полномочий к выбранному ими человеку потребуется организация особой предвыборной кампании. Только страх, панический страх, мог бы заставить избирателей отдать голоса за кандидата от партии нелюбимых правителей, увидев в его лице защитника от нахлынувших бед. А в том, что они нелюбимы, кремлевским сидельцам сомневаться не приходилось: рейтинг режима в середине лета 1999 года составлял не более трех процентов.

Но и победа на выборах увы только полдела. Российский исторический опыт смены власти последних десятилетий говорил о том, что вновь избранный правитель легко мог отстраниться от  предшественника, свалив на него все огрехи прежних лет. Надо было так повязать нового президента, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не смог бы сдать электорату своих бывших соратников и друзей.

 

 

Знакомьтесь: Путин

 

Весной 1998 года Ельцин в свойственном ему стиле приподнес сюрприз чекистам. Сюрприз прибыл из Кремля в виде нового шефа ведомства на Лубянке.

            И чуть ли не первое, что он сделал, - расформировал управление, занимавшееся борьбой с организованной преступностью и бандитизмом. Вместе с ним рухнула почти вся агентурная сеть, ценой огромных усилий созданная в ближайшем окружении лидеров криминального мира. Узнав об отстранении от дел начальника этого подразделения генерала Хохолькова, на многих малинах, в том  числе и в Чечне, были накрыты праздничные столы. По имеющимся данным, в крупнейших городах России ныне действует глубоко законспирированная сеть чеченских боевиков. К ним можно было бы подобраться, отрабатывая их связи с легально действующими фирмами и банками, осуществляющими отмывание бандитских денег и финансирующих бандформирования Вслед за тем новый хозяин ФСБ затеял столь масштабную реорганизацию, что она на долгие месяцы парализовала работу оперативных служб Многие говорят о том, что структуры ФСБ и МВД, занимающиеся кавказской проблематикой, ослаблены бездумными (хотя вопрос: бездумными ли?) реорганизациями.1 

            О ком же это так гневно пишет политический обозреватель Павел Вощанов? Что за враг пробрался к руководству контрразведки? Батюшки! Да это же Путин.

            Совсем другой вопрос: для чего же понадобилось Владимиру Владимировичу, а значит команде Ельцина, парализовывать работу контр-разведчиков и ослаблять кавказское направление? Ответов здесь будет несколько. Во-первых, ФСБ слишком активно занималась расследованием махинаций членов правящей семьи. С приходом Путина разработка кремлевского дела была прекращена. Во-вторых, ельцинские стратеги начинали подготовку к парламентским и президентским выборам. Чечня становилась их главной картой в предстоящей политической борьбе. Разыграть эту карту предстояло новому директору ФСБ.

_________________________

                1 Павел Вощанов. Деловой вторник № 247

 

 

Война по договору

 

В конце мая 1999 года Шамиль Басаев получил приглашение на переговоры с важным кремлевским чиновником. Но предлагалось ему приехать почему-то не в Москву, а во Францию. Заинтригованный Басаев не без сложностей прибыл в назначенное время на средиземноморскую виллу арабского миллионера Хашогги. Там его ожидал руководитель президентской администрации Волошин.

Александр Стальевич предложил захватывающую игру. Люди Басаева устраивают провокации на границе с Дагестаном, после чего российская армия теснит боевиков в глубь Чечни.

Были оговорены основные детали военного представления. Предполагалось, что российская армия освободит северные районы Чечни, в которых и останется на зимовку. Весной, ближе к президентским выборам, будут проведены показательные сражения еще в нескольких райнах республики, чтобы у российского общества сложилось полное впечатление о близкой и неминуемой победе над ужасными террористами1.

Сейчас хорошо известно, что реальная схватка поломала французский сценарий. Как такое могло случиться? вопрос особый. Пока что мне хочется отметить другую тонкость кремлевской политики: за безопасность встречи Волошина и Басаева отвечал тогдашний глава Федеральной службы безопасности Владимимр Путин. Именно к нему, наверное, адресовал свой вопрос боевой генерал, показывая журналистам железобетонные укрепления на территории Дагестана: Это же целый год строили, а то и больше. Непонятно, куда смотрели местные жители? Куда смотрела ФСБ? Этот эпизод относится к началу второй чеченской кампании. Из тех самых укреплений как раз выбили бородатых ваххабитов.

_________________________

1 Михаил Кругов. Новая газета № 573

 

 

Ляжем костьми за президентский рейтинг

 

Сентябрь 1999 года. Кремль, наконец, определился с кандидатурой нового президента. Ради него Ельцин усторил очередной правительственный кризис, пожертвовав своим любимцем Степашиным. Владимир Владимирович вышел на стартовую площадку он теперь премьер-министр. Еще один шажок и вместе с президентством он получает полную независимость от своих товарищей по закулисной борьбе.

Дальше мне придется цитировать самого себя. Вернее, рассказ одного весьма информированного человека, уже опубликованный мною ранее сразу в двух газетах:

- Прелюдией сентябрьских взрывов были взрывы, организованные еще летом девяносто шестого года перед президентскими выборами. Тогда в воздух взлетели троллейбусы. Кому принадлежала идея, я не знаю, но было очевидно, что те акты себя не оправдали. Война уже шла, и взрывы в Москве посчитали следствием чеченских событий. Да и людей тогда пощадили. Поэтому народ в целом остался спокоен. В этот раз задача была более сложной: надо было вызвать всеобщую любовь к совершенно неизвестному человеку, которого Ельцин назвал своим преемником. Ни Ельцин, ни Путин не были посвящены в готовящиеся акции. От семьи выступала Татьяна Дьяченко. Было решено поставить Путина в известность уже постфактум. Если смолчит значит, можно двигать его в президенты. В этом Таня и Юмашев видели гарантию своей безопасности. Путин, став президентом, оказался бы повязан с ними и вообще со всем семейством Ельцина этой тайной и уже не мог бы сдать их после своего избрания

Два страшных взрыва в московском районе Печатники и на улице Гурьянова унесли жизни нескольких сот человек. Новый премьер принялся утешать напуганных граждан и посылать гневные проклятия в адрес террористов. Этого оказалось достаточно, чтобы завоевать любовь благодарного электората: рейтинг Путина устремился вверх.

 

 

Рязанские учения

 

            22 сентября 1999 года в подвале жилого дома на окраине Рязани были обнаружены мешки с неизвестной смесью, снабженные боевым взрывателем с часовым механизмом. Газовый анализатор показал наличие в найденных мешках гексогена. Жители дома были эвакуированы, а найденный заряд обезврежен1.

                А на следующий день, когда больницы приняли первых пациентов, поступивших с сердечными приступами и гипертоническими кризами, а все ведущие газеты и телевидение радостно сообщили, что террор в Рязани не прошел, в эфире появился директор ФСБ Патрушев и с солдатской невозмутимостью сообщил, что никаких террористов в Рязани не было. Что это просто учения с целью проверить местное УВД2.

            В демократической стране такой эпизод вызвал бы грандиозный скандал, отставку правительства, приостановку антитеррористической операции и гласное судебное расследование и самого эпизода, и его возможной связи со взрывами в российских городах, которые были главным психологическим оправданием для военных действий в Чечне3.

            История с учениями в Рязани обязательно должна быть  детально и с пристрастием изучена Генпрокуратурой. В любой нормальной стране руководитель службы безопасности, совершивший подобный позорный поступок, обязан уйти в отставку. К сожалению, Путин как бы не замечает нелепых действий своего бывшего подчиненного4.

            Редакция Новой газеты провела собственное расследование рязанских учений, результаты которого прямо указывают на то, что в сентябре 1999 года рязанским милиционерам действительно удалось предотвратить очередной террористический акт1.

            22 сентября в Рязани была предпринята всамделишная попытка взорвать дом!3

            Любой чеченский командир в качестве мести стал бы взрывать генералов или наносить удары по зданиям Министерства внутренних дел, по складам оружия или ядерным станциям. Он никогда не выбрал бы в качестве целей простых и безвинных людей. Цель состоит в том, чтобы создать атмосферу массового террора, дестабилизации, которая позволила бы в нужный момент сказать: ты не должен идти на выборы, иначе рискуешь взлететь вместе с урнами для голосования5.

_________________________

            1 Павел Волошин. Новая газета

            2 Владимир Городецкий. Труд

            3 Вадим Белоцерковский. Новая газета

            4 Александр Портнов. Советская Россия

            5 Александр Лебедь. Фигаро  

 

 

Эпилог

 

            В марте истекает срок в один год, в течение которого Путин будто бы обещал Ельцину не трогать его назначенцев. А о том, что какое-то напряжение между старой и новой командой возможно, свидетельствует неожиданная встреча с рядом журналистов бывшего главы администрации Валентина Юмашева. Разумеется, он никого не разоблачал, но ясно дал понять, что знает всё о подоплеке всех назначений, в том числе и Путина1.

            Очевидно, Валентин Борисович полагает, что тайна, которая связывает его с президентом, будет вечной индульгенцией для всей ельцинской команды. Совсем недавно так же считал и Павел Бородин. Что ж, на территории, подведомственной российской карательной машине, эти люди действительно могут чувствовать себя в безопасности. Нам же остается возлагать надежды на Фемиду США и Швейцарии, а еще на гаагский трибунал, который однажды возьмет да и подпишет международный ордер на поимку господина Путина по причине обвинения последнего в пособничестве террористам и организации войны в корыстных целях.

_________________________

            1 Андрей Угланов. Аргументы и факты № 1056