Ослепленные ненавистью

 

Англия, Лондон, Кровь.

Мы уже не уйдем от этого. Политические и религиозные безумцы, вкусив сладость нескончаемого потока человеческой крови, в которую они могут погрузить на мгновенье жар всепожирающей ненависти, окончательно разорвали связь с моралью и здравым смыслом. Для них честь совершить испокон веков считавшееся бесчестным убить невинного человека, убить беззащитного младенца, беспомощного старика. И мы, не утратившие сострадания и милосердия, стоим, опустив руки, и ждем, когда нашу беспомощность защитит армия и спецслужбы. И опять льется кровь.

Где же предел этому безумию?! А он там, где возникают доктрины ненависти, где настойчиво проповедуется идея нравственного превосходства, исключительного права обладать истиной, где нищета и национальная чувствительность требуют врага, где торгуют оружием и наркотиками, где рядом с денежными потоками текут реки крови. Око за око, зуб за зуб. Человеческое сознание загипнотизировано идеей воздаяния и возмездия. Преступления и наказания. Сознание порождает идеологию террора, сознание порождает идеологию антитеррористической деятельности. Мы получаем взрывы в спальных районах Москвы и карательную акцию в Чечне. Мы получаем 11 сентября в Нью-Йорке и карательные акции в Афганистане и Ираке.

И Англия, Лондон, Кровь.

Недавно я видел письмо, написанное известными правозащитниками. В нем признается беспомощность борьбы за права человека через требование к власти соблюдать нормы закона. Власть глуха. Отсюда делается вывод, что с властью можно говорить лишь на языке оружия и, в этом смысле, лучший правозащитник современности Шамиль Басаев. Можно согласиться, что инфантильный пацифизм правого крыла российских правозащитников покоится на представлении о том, что они живут внутри правового пространства установленного государством. Но государство давно не правовое. Оно узурпировало не только власть и права граждан, оно извратило сущность демократических принципов и свобод, развязав с помощью преданной власти Думе обременительные узлы Конституции, уничтожив независимость суда и выведя из-под контроля общества органы безопасности и правопорядка. Да и само государство приватизировал чиновник, а чиновник играет собственную игру. Не фракции ли Правых Сил подготовили ползучий переворот, когда еще заседали в Думе и рассчитывали, что делают удобные законы под себя? Но у Закона не может быть хорошего или плохого хозяина. И так, постепенно, правозащитное движение, сохраняя традиции, возникшие еще при Ельцине, увязло в распрях с путинским Кремлем в собственном болоте. И вот теперь другие радикалы готовы пустить кровь по правозащитным соображениям.

 Так работает сознание омраченное ненавистью. Ненависть распространяется по горизонтальным и вертикальным пристрастиям. Когда она достигает тех, кто находится в горизонтальной плоскости, она поражает нас, простых людей. И как обычно остаются неприкосновенными владыки ненависти, конструкторы преступления и наказания, те, кто находится с обществом в вертикальной связи. Но сегодня принесли смерть к подножью, на улицы Лондона, не только посланцы террористического Олимпа, сегодня по приговору террористического подполья Ирака убит посол Египта Аш-Шариб.

И уже гудит эфир, наполняясь встречной волной взывающей к возмездию. Российские пророки с экрана телевизора укоряют Лондон в том, что он когда-то пригрел на своей груди проповедника террора и исламского экстремизма Абу-Хамзу по прозвищу Крюк. И, пользуясь случаем, настойчиво разъясняют, что чеченский терроризм и Аль-Кайда одно и то же. И неплохо было бы Ахмеда Закаева  принести в качестве жертвоприношения на алтарь официального сочувствия российского правительства - Британскому правительству.

Англия. Лондон. Кровь.