К КОМУ ВЗЫВАЕТ ПЕПЕЛ ТАМПЛИЕРОВ?

 

В те времена укромные, теперь почти былинные, когда срока огромные брели в этапы длинные. О чём это я? Ах, да, Высоцкий Нет, эта история случилась лет на шестьсот раньше. В мрачную эпоху средневековья.

Был такой рыцарский орден тамплиеры. По тем временам самый крепкий, самый сильный, самый достойный, самый богатый орден, со штаб-квартирой в рыцарском замке Тампль.

Фактически, этот орден создал собственное транснациональное государство. Экономически сильное, процветающее, устремлённое в будущее. Первая банковская система появилась вовсе не в Италии, как принято думать. Вы уже в 14 веке могли принести в замок тамплиеров в Испании деньги, а через два дня получить ту же сумму в Германии.

Что же случилось дальше? Им просто позавидовали. Король Филипп IV Красивый решил, что слишком много власти, слишком много умения в этих людях. Тогда с правосудием дела обстояли проще этим занималась Святейшая Инквизиция. Но до чего же удивительны исторические параллели!

Инквизиция, выполняя заказ любимого монарха, быстренько ищет надуманное обвинение исходя из того, что общественности наверняка покажется плохим. Над недоплатой податей в царскую казну народ бы тогда от души посмеялся. Поэтому нашли более крутую фишку. Тамплиеров обвинили в том, что во время религиозных обрядов они якобы изображают какие-то гомосексуальные действия. По тем временам это было очень плохо. За это предавали смерти. Но милосердная инквизиция не могла допустить кровопролития, поэтому богохульников милостиво сожгли на костре. В один день арестовали всю верхушку ордена, и вознёсся к небесам дым Отечества.

Историю эту рассказала Ирина ЯСИНА, руководитель Клуба региональной журналистики. И было над чем задуматься в минувшие праздники, 7-8 ноября. Всё, вроде, в посёлке происходило как всегда: кто-то соглашался с диваном и телевизором, кого-то примирили в подворотне бутылкой по голове (рефтинская хроника службы 02: со 2 по 9 ноября пять зверских избиений). Кто-то, возможно, искренне скорбел по Октябрьской революции ли, перевороту ли как там ещё называют вооружённый захват власти и насильственную смену общественного строя? Кстати, символично: революция произошла 25 октября 1917г. (правда, по старому летосчислению). Теперь, почти век спустя, говорят чёрная дата в истории России, посыл к большевистскому тоталитаризму. А по новому стилю, но в тот же день, 25 октября 2003г., хорошей затрещиной вернули в стойло едва нарождающееся гражданское общество. Надо ли ждать ещё сто лет, чтобы оценить это как новый посыл к тоталитаризму? Или мы стали шевелить мозгами немного быстрее предков? Пора бы уж

Выступая на октябрьском семинаре Клуба региональной журналистики, профессор, завотделом Института философии РАН Алексей КАРА-МУРЗА сказал: Это своеобразный юбилей для спецслужб по серьезному повороту внутри российской политики. И все последние события, связанные с новыми инициативами и т.д., это лишь развитие из той почки, когда год назад Михаил Борисович Ходорковский, направляясь на открытие очередной Школы публичной политики, был арестован в Новосибирске Он именно за это и сидит. Не за бизнес и не за политику. А то, что он вложил деньги в гражданское общество самое страшное для них, наверху. Бизнес они могут приручить. Как они приручили политику, мы все видим. Для них страшно одно если пойдут горизонтальные связи через регионы, если на них общественность выйдет. Вот это они не прощают.

Не согласны с мнением КАРА-МУРЗЫ? Тогда познакомьтесь с мнением президента Института Национального проекта Общественный договор Александра АУЗАНА, также выступавшего на семинаре: 25 октября прошлого года прекратился целый период в отношении к обществу и власти, который связан с переговорными отношениями гражданского общества и власти. И это было связано именно с арестом Ходорковского.

Полноте, батенька!, - воскликнет иной поселковый скептик: Достал ты уже со своим гражданским обществом! Ну откуда оно у нас возьмётся?. И будет совершенно прав. Поскольку ещё один участник семинара КРЖ, директор АНО Левада-Центр Юрий ЛЕВАДА, заметил: Говорить о том, что у нас гражданское общество, несерьезно. Потому что если люди чувствуют себя самостоятельными и ответственными, они отвечают за то, что происходит. Каждая несправедливость, каждый произвол к одному человеку это несправедливость и произвол для всех. Люди это учатся воспринимать. Пока люди считают, что то, что случается с одним, их не касается (одного посадили, одного убили, одного обидели ладно, не меня), до тех пор, пока у нас такого типа сознание широко распространено, нет у нас гражданского общества. И далека нам до него дорога Мы обладатели  единомысленного, единодушного, точнее безмысленного, основательно бездушного общества, множества людей.

А ЛЕВАДА знает, о чём говорит. По независимым социологическим опросам, ситуацию с ЮКОСом граждане оценивают достаточно адекватно. 20% считают, что это законные действия государства. 19% убеждены, что это произвол. 31% ответили так формально это законно, а по существу произвол. И ещё 30% затруднились ответить. То есть, ровно половина россиян понимает, что это произвол. В законной форме, в незаконной форме все равно произвол. Интересны и ответы на другой вопрос: кому выгодно предстоящее банкротство и разорение компании ЮКОС. 7% считают, что это пойдет на пользу всему населению. 69%, подавляющее большинство, полагает, что это пойдет на пользу чиновникам и тем олигархам, богатым бизнесменам, которые приближены к чиновникам, к власти. 24% ответа не дают.

Итак, каждый второй житель России понимает, что творится произвол, и две трети граждан убеждены, что это творится на пользу чиновникам и прирученным ими олигархам. Довольно реалистическое представление о событиях. И что же?

Слово Юрию ЛЕВАДЕ: У меня такое впечатление, что наше общество истории с ЮКОСом и Ходорковским не выдержало. Наша демократия, наша привычка, что мы будем жить при демократии, что у нас все будет по праву, не получает подтверждения. Люди специальных групп, допустим бизнес-элиты, довольно легко смиряются, надеясь на то, что ну сегодня посадили его, ну не меня же. Разоряют одну компанию, но не все остальные. Все остальные живут и работают. Или как у Галича было в песне: Стучат в другую дверь. Не ко мне стучат этой ночью. Я не хочу никого упрекать, винить. Люди у нас разобщенные. Общество у нас не сформированное.

По опросам социологов, люди невысоко оценивают деятельность правительства целиком путинского правительства однако рейтинг самого Президента необычайно высок. Почему так? ЛЕВАДА даёт ответ и на этот вопрос: Так устроено человеческое массовое сознание. Человекам нужно иметь героя, нужно иметь антигероя. Нужно иметь на кого сваливать все хорошее, на кого списывать все плохое Президент у нас безальтернативный. У нас нет никого, ни против него, ни рядом с ним, ни возможного вместо него. Именно это заставляет людей держаться за символ Президента, за одобрение. Потому что кого еще одобрять? Это тоже часть механизма большого одобрения при довольно скромной оценке разного рода успехов. Мы иногда ставим вопрос так: а кого выбрать Президентом, если Путин не будет баллотироваться. Представьте себе, мы имеем перед собой общую растерянность. Мы предлагаем людям самим называть фамилии. Самым популярным претендентом оказывается Владимир Вольфович. Большего героя у нас нет. Называть его позитивным я не решусь, а вы как хотите Просто это безгеройное время. Причем, это не случайно. Так сделано! Ситуация, когда рядом с Путиным, близко, нет никого это искусственно сделанная ситуация.

А если так власть предержащим на подобное общество можно и внимания не обращать. Перетопчутся, дескать, дорогие россияне, что с ними ни делай!

Примеры? Сколько угодно. Монетизация льгот полезная, в общем-то, идея, но скверно проработанная, поспешно и опрометчиво воплощённая в жизнь. Как отметил на семинаре КРЖ научный руководитель Центра социальных исследований и новаций Евгений ГОНТМАХЕР: Сработал закон политической спешки. В 2004г. прошли выборы Президента. Значит, 2004г. - это подготовка нового законодательства, 2005г. - его введение. В 2005г. люди начинают возмущаться, в 2006 они начинают привыкать, в 2007 они забыли, а там уже новые выборы.

Или назначаемость губернаторов. Обратимся к мнению КАРА-МУРЗЫ: Абсолютно уверен, что назначение губернаторов приведет к еще большей коррумпированности государственного аппарата при еще большем отчуждении общества. А АУЗАН усмотрел в этом ещё одну опасность: Я этим избирательным правом пользуюсь, но безуспешно. Я голосую не за тогобезуспешно. Но, тем не менее, отдавать это просто потому, что где-то решили, что у меня этого права не должно быть, с моей точки зрения, это ужасно. Я не считаю, что ужасно, что не будут избираться губернаторы ужасно, что я перестаю быть избирателем. Потому что, может быть, их надо назначать, а не избирать, но только я это должен решить, а не Президент. Мы с вами это должны решить, а не Президент. И получить взамен некий иной инструмент, который мы же должны выбрать. Поэтому серьезный урон гражданскому обществу нанесен тем, что значительная часть наших сограждан согласилась с системой, когда власть забирает права по своей воле и выдает их таким же образом.

И что же? Как с пренебрежением говорят некоторые прикормленные чиновниками журналисты: А ничего, пиплы всё хавают! (От английского people люди, а хавают значит, лопают, трескают, заглатывают с чавканьем и без разбору). Так вот, пока этот пипл хавает всё, что падает сверху, его и будут пользовать (не использовать, а именно пользовать). Какие уж тут общественные протесты по делу Ходорковского!

Комиссар Международной комиссии юристов Международная защита прав человека Карина МОСКАЛЕНКО говорит: Недавно я поняла, что Ходорковский и Лебедев сидят в тюрьме именно для того, чтобы парализовать все их усилия по вполне легальному урегулированию этого хозяйственного спора. Потому что его урегулировать легко, если была бы только налоговая проблема. Ее можно было решить. Но не хотят власти эту проблему решать, поэтому этих людей, опасных тем, что они есть, что они умные, что они имеют потенциальную возможность разрешить все проблемы, надо держать в тюрьме. Их держат немотивированно, с нарушением внутренних и внешних  юридических норм, но именно для этого По делу Лебедева и Ходорковского, по делу "ЮКОСа", как всей компании, очень много судебных нарушений. Они все на поверхности Представьте себе, оба этих российских гражданина, к чьей судьбе прикованы взгляды миллионов лиц, всей мировой общественности, а у нас процедура, предусмотренная внутренним законом, не выполнена. Суд это не смущает. Я бы на месте суда, который точно знает всё про это дело, тоже не очень бы смущалась. Но есть и высший суд. Он ждет. Там не только злато.

Свободное, осознавшее себя гражданское общество возможно там, где каждому доступно право свободно высказывать свои мысли и обмениваться мнениями. У нас с этим тоже напряг: независимые газеты и телеканалы, возникшие ещё в романтическую эпоху перестройки, потихоньку зажимаются. И друг за дружкой исчезают. С чем мы остаёмся в итоге? Слово КАРА-МУРЗЕ: Гражданское общество создается сначала горизонтальными информационными потоками. Во всем мире средства коммуникации называются массмедиа, и только у нас средства информации. Это очень существенно. Поскольку информация вертикальна. Каждый сливает вниз, что хочет. Это может быть государство, это могут быть различные кланы. Любой царёк в любом городе хочет иметь собственный канал информации. Он о себе любимом информирует низы А во всем мире это массмедиа, массовые коммуникаторы, посредники между элементами гражданского общества. Элементы эти, таким образом, общаются между собой, а не информируются только о том, чего хочет начальство. Это весьма характерно. Пока у нас останутся средства информации, у нас не будет общественности. Общественность создается коммуникацией.

Не нужно нашим властям Гражданского общества нужно лишь гражданское общество. Ни к чему нам демократия нужна управляемая демократия. Что же это за чудо, невиданное нигде в мире? АУЗАН на этот вопрос ответил очень образно: Управляемая демократия это такая машинка, которая позволяет управлять погодой с помощью изменения показаний термометра. Причем это можно сделать в очень узком диапазоне. Потому что, если вы подладили термометр, и людям сказали, а у нас на улице не 20 градусов, а 23 то люди ещё могут поверить. Но если у нас на улице 2, а вы показываете 23 градуса, то никак вам не поверят! Поэтому эта машинка работает, но работает в очень ограниченных пределах.

Что же при таких условиях произойдёт завтра, через год, через десятилетие? КАРА-МУРЗА делает такой вывод: То, что рухнет авторитарная модель, новый вариант ее, это совершенно очевидно. Вопрос как она грохнется? Как грохнулась Российская Империя и как Советский Союз? То есть без подкладки гражданского общества вообще, поэтому с треском. Либо все-таки сорганизуются определенные общественные связи, которые сумеют принять этот удар на себя и вытащить Россию? То, что авторитаризм грохнется бесспорно. Вопрос только с какими децибелами собственного треска?.

Ох, не хотелось бы опять куда-нибудь грохаться! Ещё не изгладились в памяти события последних лет Советского Союза. Не либералов, не демократов эти подхватили страну, уже рассыпавшуюся на ходу, в 1991-ом. И не перестройка тут виновата как вы думаете, возьмётся ли кто-то прилагать усилия, чего-то перестраивать, если и без того всё благополучно? Нет, именно Советского Союза.

Был в те годы популярный анекдот. Едут все наши политические вожди в одном поезде. И вдруг стоп! Дальше рельсов нет! Ленин говорит: Сейчас обратимся к революционному сознанию масс, экспроприируем лошадей у крестьян, созовём пролетариат, организуем субботник всё починим и дальше поедем. Сталин: Сейчас чекисты сгонят народ, пару сотен для острастки расстреляем, остальные мигом отремонтируют пути дальше поедем. Хрущёв: Давайте разберём рельсы сзади, проложим спереди и дальше поедем. Брежнев: Давайте закроем все окна, все двери, а сами будем сидеть в вагонах и качаться из стороны в сторону, как будто мы едем дальше. Горбачёв: Нет! Наоборот, откроем все окна, все двери, высунемся из вагонов и будем кричать: Дальше пути нет!.

Обратите внимание на реплику Брежнева. Вот как оценивали современники экономическую политику бровастого генсека. А также на следующую реплику незабвенного минерального секретаря. Две стороны одной медали, но смысл тот же: никуда не едем. И ведь так оно и было. Потому так и жили.

Честно не хочется никуда грохаться. Но, видно, это неизбежно. Правду говорят, что история повторяется трижды. Один раз как трагедия. И два раза для тупых

Роман ТОПОРКОВ, член актива Клуба региональной журналистики

Опубликовано: Новый Рефт. Факты 17 ноября 2004г