Дорогая Лариса!
    Взволнован - это именно то чувство, которое вызвало у меня Ваше ответное
письмо. Вы знаете, российская интеллектуальная элита, куда интересы
"кучерявой жизни" свалили мастеров пера, театра, политики и СМИ,
превратилась в тусовку, где между делом, в процессе дележа доходов,
гонораров, премий и вообще места под солнцем, они вспоминают о тех, на ком,
собственно и зарабатывают деньги - о людях, стоящих у подножия Олимпа.
Честно говоря, я привык скептически относиться к публичным людям, если у
меня возникала необходимость обратиться к ним. Потребность была, но вот с
ответной реакцией как-то не получалось. Естественно (извините меня за
психологический рефлекс) я не возлагал особой надежды на то, что получу
ответ из далекой Голландии. И  - пожалуйста!
    Ну, вот, я объяснил вам причину своего волнения.
    Теперь несколько слов о себе: Родился я в 1937 году, в тот же день, в
который по японскому календарю родился Гаутама Шакьямуни, или Будда, т.е. 8
апреля. Правда, в этом же месяце появились на свет "товарищи"и
"партайгеноссе", - малоприятная компания, но я утешаю себя вот этим, главным
совпадением. Мама моя - русская, отец - поляк, с биографией изломанной нашим
кровавым временем. Его братьев и отца зарубили казаки во время восстания в
Лодзи в 1914 году, а его самого с матерью и двумя сестрами отправили в
Сибирь. В Воронеже, после окончания политехнического и землеустроительного
институтов, отец встретился с мамой, тоже потрепанной коллективизацией. Вот
там они и произвели на свет еще одного "недовольного советской властью".
Меня очень рано стали интересовать всякие "умные книги"и, в 1957 году, когда
я учился в 10-м классе школы рабочей молодежи, эти мои внешкольные интересы
привели в камеры Воробьевской внутренней тюрьмы при Горьковском КГБ. Со
мной, за стихи и стенную газету"антисоветского" содержания, посадили
одноклассника Борю Спорова и преподавателя литературы Людмилу Пожарицкую.
Мне отдельно припомнили еще и статьи в защиту права венгерского народа на
национальную свободу и оочень плохую статью "Почему неизбежна новая
революция". Впрочем, эта история описана в книге памяти Нижегородской
области "Забвению не подлежит". Сроки нам дали по тем временам божеские. Мне
как "недостигшему совершеннолетия" - 3 года, Спорову и Пажарицкой -
соответственно 4 и 5. Потом им этот срок сократили до 2 лет и 8 месяцев.
Но, конечно, самое интересное начинается потом. Впрочем, это тоже описано
уже в моем легкомысленном воспоминании об "Опыте присутствия в России". Я
вышлю, если не возражаете, эту повесть на сайт.
     Был период в нашей российской истории, когда я поверил в возможность
серьезного поворота к свободному обществу. Но слишком быстро пришлось
убедиться, что главной пружиной российских преобразований стала банальная
алчность. Они все делили и все хотели присвоить. Этот вирус поражал всякого,
кто мог как-то воздействовать на развитие событий. История приватизации -
это реквием российской демократии, а сами носители демократических идей - ее
могильщики. Они были одержимы идеей "справедливой оценки обществом труда
менеджера" настолько, что несправедливость распределения собственности
разрушила и будущее России и их самих. Как поживает их моральное состояние
можно судить по последней выходке нашего "культурного бомонда" - они
написали новое письмо в защиту Басманного правосудия! Они не хотят понять,
что есть просто порядочность не позволяющая совершать постыдные поступки.
Ведь если допустить, что Ходорковского судили за реальные преступления, то
даже им известно, что суд это делал грубо, вызывающе нарушая юридические и
процессуальные нормы, принципы человечности и права. Они позволили Кремлю
противопоставить себя России, которая еще не разучилась краснеть от стыда.
Аплодисменты власти стихнут, а вот этот позор останется навсегда.
    Наверно я заговорился. Поэтому добавлю лишь, что мои рукописи уже
задыхаются в столе и будут рады получить воздух такого большого пространства
какое предоставляет ваш сайт. Что касается публикации всего, что вы получите
от меня, оставляю это на Ваше усмотрение. Можете помещать на сайте все, что
считаете нужным.
    Искренне ваш Юрий.