Роман Топорков
РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

 

Статья Михаила Ходорковского Кризис либерализма в России (Ведомости № 52 (1092) от 29.03.2004г.) вызвала немалый ажиотаж. Официозная пропаганда поспешила объявить её покаянием олигарха (в подтверждение вырвав из контекста пару удобных властям цитат). Телезомбированные граждане удовлетворились официальной точкой зрения. Что ж, таков их печальный удел глотать кушанья, изготовленные политтехнологами. Рождественских уток кормят так же пихают воронку в клюв и сыплют отборное зерно: чтобы к празднику птички нагуляли положенный вес.

Но наша газета работает для думающих людей, которые привыкли критически анализировать любое (любое!) происходящее событие. Благодаря известному журналисту (возглавляющему отделы экономики сразу в двух ведущих газетах г. Екатеринбурга) Андрею Губанову, нам удалось ознакомиться с полным текстом политического заявления Михаила Ходорковского. И всё сразу встало на свои места. Никаким покаянием здесь и не пахнет. Скорее, публикацию Ходорковского можно назвать Работа над ошибками.

Статья Ходорковского слишком велика для формата Нового Рефта, поэтому полностью перепечатать её мы не в силах. Желающие могут обратиться к сотрудникам нашей редакции, чтобы ознакомиться с её дословным текстом. Михаил Борисович с присущей ему прозорливостью анализирует ситуацию в России после завершившейся череды федеральных выборов. Вот основные тезисы его выступления.

Да, кризис либеральной идеи налицо (не заметить это может разве что слепой). Крах СПС и Яблока реальность. Сегодняшние партийные либералы, перепуганные до крайности поражением на всех выборах, готовы лизать пятки существующему режиму. Бог с ними они сошли с политической сцены (учтите сошли провалившиеся либеральные партийцы, а не сама идея либерализма!).

Гораздо больше беспокоит Ходорковского то, что успешно произрастают носители партии национального реванша (ПНР). Вот его цитата: ПНР это и безликая брезентовая Единая Россия, и лоснящаяся от собственного превосходства над незадачливыми конкурентами Родина, и ЛДПР... На таком фоне либералом № 1 представляется уже президент Владимир Путин ведь с точки зрения провозглашённой идеологии он куда лучше Рогозина и Жириновского И не кто иной, как Путин обуздал наших национальных бесов и не дал Жириновскому-Рогозину захватить государственную власть в России. Чубайс и Явлинский же сопротивляться национальному реваншу были по определению не способны пока не выкинули бы их из страны.

Причину кризиса российского либерализма Ходорковский видит не в идее в людях, взявшихся за её воплощение. Михаил Борисович утверждает: Социально активные люди либеральных взглядов к коим я отношу и себя, грешного отвечали за то, чтобы Россия не свернула с пути свободы. И, перефразируя знаменитые слова Сталина, сказанные в конце июня 1941г., мы своё дело просли.

По утверждению Ходорковского, и Чубайс, и Гайдар, и их единомышленники, искренне убеждённые в исторической правоте либерализма, подошли к либеральной революции слишком поверхностно. Они думали об условиях жизни и труда для россиян, ГОТОВЫХ к решительным жизненным переменам и отказу от нищей, но стабильной государственной подкормки. Но либеральные мечтатели не учли, что таковых граждан в России всего 10%. А остальным 90% важно, чтоб худо-бедно кормили, но при этом, чтоб не утруждаться на работе и (главное!) не беспокоиться, не рисковать, не брать на себя ответственность. Этот российский менталитет, сформированный веками (!), либералы упустили из виду. За что и поплатились.

Идея либералов ельцинских времён, в общем-то, понятна. Навешать лапши на уши этим 90% россиян, чтобы помочь оставшимся 10% выйти на высокую орбиту. Мол, раскрутившись, они потянут за собой и 90% болота помогут им встать на ноги в бизнесе, научат зарабатывать деньги. Увы, опять забыли про национальный колорит. Достигнув вершин, эти 10% (да самые перспективные, умные, активные россияне), вместо того, чтоб помогать подняться остальным 90%, занялись личным обогащением. И им это понравилось! Оставшихся же 90% начали считать неперспективными неудачниками, которым не суждено преуспевать в новых экономических условиях. В результате новые либералы из стоических борцов за прогрессивную идею во благо народа превратились в изнеженную богему. После чего и были сметены историей, которая не терпит отрыва элиты от народных масс.

А где же при этом был крупный бизнес? Михаил Ходорковский честно отвечает: Мы, конечно же, никогда не восхищались властью. Однако мы не возражали ей, дабы не рисковать своим куском хлеба. Смешно, когда ретивые пропагандисты называют нас олигархами. Олигархия это совокупность людей, которым на самом деле принадлежит власть. Мы же всегда были зависимы от могучего бюрократа в ультралиберальном тысячедолларовом пиджаке Своей податливостью и покорностью, своим подобострастным умением дать, когда просят и даже когда не просят, мы взрастили и чиновничий беспредел, и басманное правосудие Мы действительно реанимировали раздавленные последними годами советской власти производства, создали (в общей сложности) более 2 миллионов высокооплачиваемых рабочих мест. Но мы не смогли убедить в этом страну. Почему? Потому, что страна не простила бизнесу солидарности с партией безответственности.

Ходорковский справедливо заметил, что для бизнеса (чья цель зарабатывать деньги), гораздо удобнее взаимодействовать с авторитарными режимами: там всё предсказуемо и определённо, и никакие профсоюзы, никакое Гражданское общество не будут путаться под ногами, защищая права наёмных работников и мешая буржуинам заколачивать бабки. Почему же тогда сам Ходорковский одним из первых предпринимателей начал вкладывать деньги в Россию, в общество? Вот как объясняет он сам: Для меня же Россия Родина. Я хочу жить, работать и умереть здесь. Хочу, чтоб мои потомки гордились Россией и мной, как частичкой этой страны Возможно, я понял это слишком поздно благотворительностью и инвестициями в инфраструктуру Гражданского общества я начал заниматься лишь в 2000г. Но лучше поздно, чем никогда.

В своей статье Михаил Борисович привёл и основные направления дальнейших действий.

Осмыслить новую стратегию взаимодействия с государством (причём государство и бюрократия это не одно и то же!).

Научиться искать правды в России, а не на Западе. Мы не временщики, а постоянные люди на российской земле у себя дома.

Отказаться от попыток поставить под сомнение легитимность президента. Нравится нам Владимир Путин, или нет, но история диктует: плохая власть лучше, чем никакая. К тому же, в сложившейся ситуации для развития Гражданского общества необходим импульс со стороны власти. Потому что для нормального формирования инфраструктуры Гражданского общества требуются столетия (!). А угроза захвата власти партиями национального реванша способна навсегда похоронить саму идею Гражданского общества.

Перестать лгать себе и обществу. Это комментариев не требует.

Признать, что либерализм в России может укорениться лишь в контексте национальных интересов (а не насаждаемо сверху, как мечтали партийные либералы).

Придать легитимность приватизации. Пока её считают несправедливой всегда найдутся силы (политические, бюрократические, террористические), которые будут выезжать на лозунгах отнять и переделить. А для признания обществом итогов приватизации надо заставить большой бизнес поделиться богатствами с народом. Легитимация приватизации нужна не власти, которая всегда предпочтёт иметь зацепки для давления на нас. Это нужно нам и нашим детям, которые будут жить в России и ходить по улицам российских городов без глубоко эшелонированной охраны.

А самое главное Вложить деньги и мозги в создание новых общественных институтов, не замаранных ложью прошлого Открыть двери для новых поколений. Привлекать к себе совестливых и талантливых людей, которые и составят основу новой элиты России. Самое страшное для России это утечка мозгов, ибо основа конкурентоспособности страны в ХХI веке мозги, а не скудеющие залежи сырья. Мозги же всегда будут концентрироваться там, где для них есть питательная среда всё то же Гражданское общество

Да, Ходорковский осознал всё это и начал делиться с народом одним из первых ещё в 2000 году. За что, собственно, и поплатился развитое Гражданское общество невыгодно многим власть имущим, ибо ему трудно навязать свою волю. Гораздо проще управлять оболваненной толпой баранов, нежели сообществом думающих людей.

Во всяком случае, Михаил Борисович даже в тюремной камере сумел чётко проанализировать ошибки либерального движения и указать пути их преодоления, подтвердив тем самым приверженность избранной идеологии. И, что бы ни вещали придворные кликуши с телеэкранов (оказывая тем самым медвежью услугу законно избранной власти) они могут оболванить лишь тех, у кого заплесневели мозги.

А в отношении Ходорковского (какая бы судьба его ни ожидала), справедливы строки из песни Игоря Талькова:

Облегчённо вздыхают враги,

А друзья говорят: Ты устал.

Ошибаются те и другие

Это привал.

Я завтра снова в бой сорвусь,

Но точно знаю, что вернусь,

Пусть даже через сто веков,

В страну не дураков, а гениев.

Всё же, по мнению Михаила Ходорковского, у либерализма в России кризис (явление болезненное, но преходящее), а не крах. И это вселяет надежду

Роман ТОПОРКОВ, внешт. корр.

(Опубликовано: Новый Рефт. Факты 7 апреля 2004г)