Все тексты молодых авторов по адресу
http://sunround.com/club/fr_index.html
СЕТЕВАЯ МАСТЕРСКАЯ СОЛНЕЧНОГО ОСТРОВА

Рецензия Р. Бальминой на текст
Сказка о рыбке Лены Сатановской.


Недавно смотрела я вместе со своим детенышем
нашумевший американский мультик В поисках Нимо. Это
трогательная история про маленькую рыбку-инвалида с
коротким плавничком, которая попала из океана в
аквариум, а потом про ее чудесное возвращение в родную
стихию, благодаря самоотверженной отваге папаши
маленького Нимо, смелости и настойчивости самого Нимо
и бескорыстной помощи ряда представителей подводной
фауны и флоры. Вспомнился мне этот мультфильм по
ассоциации с текстом Лены Сатановской, естественно.
Много похожих эпизодов. Но в мультфильме, думаю, в
силу компьютерных эффектов,
  получилось ярче.
Ни для кого не тайна, что герои художественного текста
могут быть кем угодно: рыбками, птичками, спичками,
мухами и инопланетянами, но отклик в сердце читателя
их проблемы найдут только в том случае, если будут
человеческими.
Исключение составляют узкоспециальные научные статьи.
Итак, какая же человеческая проблема стоит за историей
рыбки-Бананки?
Комплекс неполноценности, закрывший от героини все
удовольствия жизни земной (в данном конкретном случае
морской), и избавление от этого комплекса путем
приобретения большого и светлого человеческого (в
данном конкретном случае рыбьего) чувства.
Я не ихтиолог, и как там все это у рыб происходит
представляю с трудом, но как читателю мне была бы
больше интересна другая человеческая проблема,
которая, к сожалению, осталась за кадром. Автор
поступила так, как поступает большинство сказочников.
И, как писал известный советский классик К. Симонов:
Все романы на свадьбах кончают недаром,
Потому что не знают что делать с героем потом.
Мне представляется, что жизненная и человеческая
история начинается с того момента, когда лирический
герой (Бананан) приходит в себя после долгой и
продолжительной болезни, связаной с ранениями,
полученными при мужественном поведении во время
спасательных работ по извлечению из сети лирической
героини. Продирает он, значится, свой рыбий глаз и
говорит: Ой, а где же твой замечательный новый хвост,
который так шел к твоим плавникам? Что-то ты как-то
устало выглядишь. Круги под глазами... Вообще ты
как-то ужасно растолстела (похудела). И чешуя у тебя
не блестит как раньше. Вобщем, большое тебе рыбное
спасибо за уход и заботу, но поплыву-ка я лучше по
течению, а то четверг (вторник) на носу. И останется
лирическая героиня с носом, а точнее со своим коротким
хвостом, ибо сильная половина рода человеческого за
редким исключением предпочитает
  все-таки  длинноногих
юных блондинок с тонкой талией и полным отсутствием
мозолей сутулым и близоруким трудоголичкам со
сказочными душевными качествами... Большинство
самцов-Банананов стремительно уплывает по течению,
если любимая подруга вдруг резко худеет
   или
беременеет, случайно проливает на свое лицо царскую
водку, попадает в ДТП с последующей ампутацией, или
даже просто отстригает (перекрашивает) волосы. Так они
в большинстве своем и устроены - эти Банананы. Потому
и комплексы у милых рыб. Потому и огромные барыши у
космето-пластических
 
хирургов и прочих ведьм.
И это уже не сказки.


Рецензия Риты Бальминой
  на стихи Олега Нефёдова

Мне понравились стихи Нефёдова Олега Марковича,
несмотря на сомнение в том, что отличники били евреев
в переулках его первоклассного детства. Как правило,
евреи сами были отличниками, а били их разве что
отличники по физкультуре и начальной военной
подготовке. Но это уже придирка.
На мой взгляд, г-н Нефедов вполне профессиональный и
сложившийся поэт, которому уже не нужны советы и
замечания нашей сетевой мастерской. У него в меру
иронии и самоиронии, и, что тоже важно - он
органичен в этом своем ироничном отношении к миру, к
природе, к людям.
И пусть та ниша, в которой нашел для себя небольшое
место Олег Маркович, давным давно переполнена -
думаю, ему как и многим другим авторам совершенно все
равно, что подобные вещи уже писались. Не всем быть
новаторами и первооткрывателями. Можно продолжать,
расширять, углублять и тд.
Больше всего меня зацепило первое стихотворение.
Особенно эти строчки:
Что же плачет моя мама
И любимой глаза колет.
А про свет рас я уже где-то читала или слышала -
лежит не поверхности.

Хочу пожелать автору творческих успехов и вдохновения.

От всей души.


Рецензия Риты Бальминой на стихи Эрнста Гинзбурга
.


Начну с того, что меня подкупила атмосфера этих
стихотворений: напевная интонация, былинность,
повторы, адресующие куда-то вглубь веков, где выходят
из стана под звуки арфы, лиры, кинора и прочих
антикварных музыкальных инструментов. Ходят там
непременно лунными тропами, шаги при этом, конечно же,
шелестят, а шатры смотрят вслед огнями. Все в рамках
жанра.
Дальше я сильно спотыкаюсь о последний пятистрочный
эпизод в котором чудовищно сбит ритм вторая строка
черезчур длинна и все стихотворение убивается для
меня (но это уже моя глубоко личная ассоциация)
напоминанием о бессмертной поэме Авраама Файнберга
Евреи-корифеи я имею ввиду фразу
...пророк Моше, еврей,
Которого лицом к лицу знал Б-г.
Второе стихотворение о небесной ипостаси Иерусалима,
на мой взгляд, технически более выверенно,но довольно
вторично по смысловой нагрузке. Та же подкупающая
атмосфера, та же напевная интонация, что и в первом
тексте, а вот нового я из всего этого узнаю только о
веках, которые убегали то на Запад, то на Восток
(вероятно, согласовывая свой побег с политической
ситуации).
В итоге я не могу точно определить своего отношения к
этим текстам. Единственное, чего не могу не сказать
(ибо как же без ложки дегтя?) Мне кажется, что писать
в Израиле победившего сионизма по-русски о могиле
пророка Моше и об ожидающем Иерусалиме то же самое,
что писать в советском союзе победившего социализма на
языке идиш о мавзолее Ильича и весенней Москве. Очень
похоже на конъюктурный прием. Но я вовсе не объвиняю
автора в конъюктурном выборе темы. Просто у меня
возникли такие мысли по поводу данных текстов...


Рецензия Риты Бальминой
  на стихотворение Маргариты
Красносельской

Хорошо знакомая, узнаваемая за полверсты ситуация.
Очень женская, очень русская. Мне кажется, что автор
этих строк хочет сказать: бабоньки, да я ж такая же
как вы все.
При всей незатейливости формальных изысков, даже их
практическом отсутствии (а я то предпочитаю их
наличие) мне этот текст все-таки кажется
стихотворением, потому, что за ним я вижу очень
симпатичную лирическую героиню. Я даже думаю, что
авторесса очень добрый и хороший человек, чья голова
- полпуда мозгов постоянно заполнена ветхим хламом
души из-за жизни для себя, для семьи, просто так...

Дали бы мне волю, я бы оставила двустишие:
Что на ногах? что угодно, лишь бы идти.
Кто я такая? не знаю и рифм не найти.

А все это рутинное бабство узнаваемое еще до начала
первой строки долой! Очень рекомендую Маргарите
перечесть стихотворение Нины Искренко Другая
женщина, а главное, не обращать никакого внимания на
всевозможные рецензии и комментарии к своим стихам.
С пожеланием творческих успехов, Рита Бальмина.

Рецензия Риты Бальминой
  на рассказ Маргариты
Красносельской "4 диалога о Городе Новосибирске"

Уважаемая Маргарита, сразу предупреждаю: я отпетая
безбожница: в Новосибирск не верю, никогда не верила,
а после этого текста, у меня окончательно развеялись
последние надежды на его существование.
Всвязи с этим я вспомнила историю, которую где-то
читала сейчас уже не помню, кто автор. Итак, некий
отрок - сабра, родившийся в Иерусалиме, вместе со
своим отцом путешествовал по стране исхода своего
отца, допустим, Уругваю (Парагваю) в самой глухой
глубинке, густо заросшей джунглями. Случайно они
оказались в кастеле небольшого городка, где в это
время падре проповедовал прихожанам что-то, ссылаясь
на конкретные места в Иерусалиме. Отрок вмешался,
какие-то подробности уточнил. Когда на него зашикали,
чего, дескать встреваешь и, вообще, откуда знаешь,
пацан взял, да и показал собственный паспорт с
указанием своего места рождения. Что тут началось!
Прихожане в религиозном экстазе вырывая друг у друга
паспорт, целовали оный в менорастую обложку, пытались
попутно приложиться и к руке отрока, но так как он не
давался, разорвали на лоскутки его футболку. Малый
едва вырвался из потных объятий фанатически настроеных
католических индейцев на улицу. И тут его догнал
святой отец и сказал: Спасибо, молодой человек,
теперь я точно знаю, что Иерусалим существует!. Очень
мне тогда понравилась эта история.
Ваш текст мне тоже понравился. У Вас получился
палимсест. Стильный. Симпатичный.
Вторично-третично-четвертичный. Но это не так важно.
Важно, мне кажется, что у Вас получилось
замечательное, полное глубокой самоиронии пособие по
практическому атеизму. Вы саркастически высмеиваете
тех, кто торгует в средних школах опиумом для народа.
Особенно, если убрать предисловие и сноски для
непонятливых.
Я думаю, что Вы очень преданная и любящая жена, вот и
льете воду на мельницу своего супруга-агностика, или
даже (о, ужас) атеиста.
В Нью-Йорке, где я сейчас обитаю, на каждой станции
метро стоят представители различных конфессий и
рассовывают народу всевозможные агитки. Я размножу Ваш
текст и буду предлагать им в ответ Ваше сочинение
знай, мол, наших!
В завершение хочется мне спросить Маргариту:
Слушай, а ты и вправду Учитель?
С пожелание дальнейших успехов, Рита Бальмина.