СЕСТРЫ ИЛИ ДОКТОР ИЗ ОСВЕНЦИМА И КОРОЛЕВА ПАПАЙИ

 

                                               Тамара Ган

 

     Десять лет назад я впервые пришла в открытый дом профессора Еврейского Университета Дова Ноя. Каждый вечер понедельника (фактически начало вторника по Торе дважды благого дня) в этот дом мог прийти каждый, желающий пообщаться с людьми, представиться, рассказать о себе, обрести  друзей. Этот открытый дом открыт и сегодня, и вы можете посетить его с восьми часов в понедельник по адресу: Иерусалим, ул. Бальфур 19, третий этаж. Но в тот вечер случилось событие, оставившее след в моей душе и подарившее мне чудесного друга. Я пришла вместе с милой американско-израильской дамой, одной из узников Освенцима, чудом выжившей в том аду. И вот, когда эта дама, рассказывая о своем чудесном спасении, упомянула имя доктора Гизелы Перл, одна из присутствующих воскликнула :Это же моя сестра! Дама кинулась ей в объятия со слезами и словами любви и благодарности, посвященными ее сестре. Все присутствующие тоже были растроганы до слез. Когда же подошла очередь второй дамы представиться, оказалось, что она знаменитая на весь мир королева папайи, доктор биохимии, которая выращивает папайю в Иерихоне, делает из нее лекарства и кремы и попутно  лечит весь палестинский истеблишмент. Судьба дала нам счастливую возможность подружиться, и так я узнала о трагической судьбе ее семьи  и о ее сестре докторе Гизеле Перл. Но, начнем сначала.

          В начале ХХ века в небольшом городе Сегед, расположенном в Трансильвании, на границе современных Венгрии и Румынии жила обычная традиционная еврейская семья. Отец был строителем мостов, мать вела дом, в котором росло восемь детей. Семья жила в достатке, ибо Мауриций Перл был отличным специалистом. И будучи мастером своего дела сам,  воспитывал своих детей в том же духе. Любимой его присказкой было: Главное, что у вас в голове и в руках, тогда и деньги  придут. Все его дети получили образование и семь из них стали  докторами разных наук. Старшая дочь Гизела с детства мечтала стать врачом, помогать женщинам в беременности и родах, в семнадцать лет она сумела убедить родителей позволить ей учиться в медицинской школе ( а дело было в 1916 году, когда еврейским женщинам традиция предписывала только дом и семью),  и стала известным врачом- гинекологом   в своем родном городе. Здесь она встретила свою любовь, вышла замуж, воспитывала своих  детей и была счастлива, помогая тысячам женщин обрести счастье материнства, пока на  Европу не обрушилась чума гитлеризма.

         Еще за сто лет до Катастрофы немецко-еврейский поэт Генрих Гейне предсказывал неизбежный ренессанс духа разрушения, присущего немецкой ментальности. Он писал: Христианство в какой-то мере смягчило грубый  воинственный дух немцев, но этот дух не умер. Как только влияние Креста ослабнет,  немецким народом снова овладеет безумная экзальтация древних жестоких братьев по оружию. Тогда  древние боги войны восстанут из своих гробниц и сметут готические соборы. Да, Гейне оказался чудовищно прав. Древний садисткий германский бог войны восстал из гроба, одел эсесовскую форму  и поднял свой крест свастику, символ Солнца, украденный вместе с родословной и идеологией у древних ариев. Всего несколько лет понадобилось Гитлеру, этому слуге Сатаны, и его прислужникам, чтобы превратить трудолюбивый и культурный немецкий народ в добровольных исполнителей садистских планов завоеваний, зверств, массовых убийств и разрушений. Народ, давший миру Канта, Баха, Гете, Бетховена, Дюрера, Гегеля, Брема  и других гениев, пал  в такую пучину низости и садизма, что казалось, века покаяния не смоют этих преступлений. И каждый, выживший в этом аду, - это свидетель, это памятник миллионам невинных жертв, ушедших в небо с дымом лагерных печей. 

         Венгерский режим генерала Хорти был на стороне  Гитлера, но относился  к своим евреям значительно человечнее. Сказывалась  вековая традиция власти императора Франца-Иосифа, первого монарха Европы, даровавшего евреям равноправие. В своей книге Я была доктором в Освенциме Гизела Перл вспоминает, как в декабре 1943 года, когда Венгрия была измучена многолетней войной, и врачи работали за троих,  при нехватке самых  необходимых материалов ваты, повязок, антисептиков, В Сегед приехал из Германии доктор Капециус, скромный, воспитанный, культурный джентльмен, назвавшийся медицинским рекламным агентом концерна И.Г.Фарбениндустри.

         Поверьте мне, - сказал он, в Германии много людей, только и ждущих дня осовобождения от нацизма,  мне известно, что вы с мужем до войны провели много времени в Германии, и я хотел бы обсудить с вами, какой была Германия раньше, и что будет там после войны. Как медик, доктор Перл считала, что нельзя обвинять всю нацию за преступления режима, и пригласила Доктора Капециуса в свой дом, познакомила с мужем и сыном. Вечер прошел в приятной атмосфере, и доктор Капециус показал себя настоящим ценителем искусства и литературы, искренним сторонником свободы и противником нацизма. Со слезами на глазах он слушал игру мальчика на скрипке, хвалил прекрасный вкус хозяйки в убранстве дома  и особенно отметил изящество наручных  швейцарских часов, подарка Гизеле от благодарной пациентки. Уходя, он сказал: Держитесь, час настанет.

          Час настал через пять месяцев, когда доктор Перл увидела Капециуса в эсесовской форме  в Освенциме. Он оказался начальником лагеря. По приказу главного врача д-ра Менгеле, врачи должны были выступить из рядов, Так Гизела оказалась лицом к лицу с Капециусом. Шок был так силен, что она потеряла сознание.Когда она пришла в себя, то поняла, что он узнал ее, несмотря на обритую голову и лагерную робу. Ты будешь лагерным гинекологом, не заботься об инструментах, тебе они не понадобятся, твои инструменты у меня. Красивые оригинальные швейцарские часы, подаренные Гизеле благодарной пациенткой, красовались на его запястье.

        Так начался подвиг доктора Гизелы Перл. За год пребывания в лагере и принудительной работы в лазарете доктора Менгеле, она спасла жизнь тысячам узниц, сделав им подпольные аборты, избавив их от садистских экспериментов доктора Смерть и подарив им надежду на жизнь и материнство после войны. Тысячи раз она рисковала своей жизнью, ибо единственной анестезией в этих операциях были доброе слово и легкая теплая рука доктора Перл. Но ни одна пациентка не выдала ее. И, хотя после освобождения Гизела некоторое время была под следствием, ее очистили от всех обвинений, так как в ее пользу свидетельствовали тысячи спасенных. Вот что сказала она в свою защиту на заседании  комиссии по денацификации: Лучшие из нас, мои родители, мои братья, мой сын не выжили, я не знаю, почему Бог выбрал меня,  чтобы я жила. Но если я смогу помочь явиться на свет еврейскому ребенку, и он вырастет и будет иметь своих детей, то нацисты никогда не достигнут своей цели, и на смену милллионам невинных жертв придут миллионы новых детей. Я прошу дать мне эту возможностью.

       Она получила американское гражданство и более 30  лет проработала  гинекологом-акушером  в больницах США, приняв многие тысячи детей. Выйдя на пенсию, она репатриировалась в Израиль и до своей кончины в 1987 году лет была консультантом в Иерусалимской больнице Шаарей-Цедек.

        А как  сложилась судьба второй сестры Роз Перл-Бильбуль? Окончив университет в 1938 году,  она получила направление и стипендию в докторантуру в Иерусалим, в еврейский университет. Вернуться домой свежеиспеченный доктор биохимии уже не смогла в Европе полыхала война, и оттуда доходили смутные и страшные слухи о судьбе евреев. Тогдашняя территория Палестины была тыловой базой английской армии В Африке и на Ближнем Востоке. В Иерусалим прибывали раненые на лечение и отдых. Из-за  блокады немецкими подводными лодками морских путей  в госпиталях не было самого необходимого. Приходилось изворачиваться  и проявлять чудеса изобретательности. Молодой талантливый биохимик Роз Перл изобретает новый, недорогой антисептик, который можно изготовить на месте, и такое же средство для анестезии, которые спасли жизнь многим тысячам раненых. Английское командование дает ей медаль и дарит квартиру в Иерусалиме за заслуги

         Целебные свойства иерихонской папайи Роз обнаружила как-бы случайно еще в 1940 году, приложив свежую папайю в ране английского офицера, когда под рукой не было никакого антисептика. Но для пытливого ума нет случайностей он подмечает все. Прошли годы, после войны Роз нашла свою судьбу, вышла замуж за богатого бизнесмена, поселилась в Бейруте, родила двоих детей, увидела весь мир, и счастливо жила до 1970 года, до черного сентября, когда  молодчики Арафата  устроили путч в Ливане, и все евреи вынуждены были бежать. Вот тут-то и пригодилось открытие целебных свойств папайи. Возвратившись в Израиль, Роз снимает дом и прилегающий участок земли, принадлежавший семье палестинских беженцев, в Иерихоне, расчищает участок и сажает папайю. Дом превращается в лабораторию по исследованию, разработке и изготовлению лекарств, мазей и кремов из папайи.

         Исследования показали, что иерихонская папайя  содержит в десять раз больше целебного вещества папаина, чем папайя, выращенная в других регионах  земного шара из-за низкого положения Иерихонской впадины 400 метров ниже уровня моря., и интенсивного облучения солнечными лучами. Вещество папаин лечит желудочно-кишечный тракт, различные кожные заболевания, помогает росту волос. Кроме папаина в этом поистине чудесном фрукте содержатся вещества, помогающие организму лучше усваивать витамин В-12, что важно для формирования красных кровяных телец. Из цветов папайи изготовляется  лекарство от аритмии сердца, не вызвающее побочных эффектов.

         Кремы Роз Бильбуль продаются во всех аптеках Израиля и США. Но биохимиков много, а Роз единственная в своем роде. В своем городе Иерихоне она проработала около 30 лет и никогда не отказывала в медицинской помощи ни начальству, ни простым жителям Иерихона. Недаром она заслужила почетное звание ДоктОра. Многие называют ее и мухтар ха-ир, ибо от нее, как от старейшины - мухтара, можно всегда получить добрый и мудрый совет, она всегда поможет решить проблемы в мэрии. Помню, она несколько раз в спокойные годы приглашала меня в Иерихон, и мы с ней гуляли по городу, ходили на прием в городскую больницу,  в дома пациентов. Я воочию видела , с какой любовью и уважением относятся к ней все жители города. Когда мы пошли пообедать  в ресторан, то хозяин прибежал  и взялся обслуживать сам, как самых почетных гостей. Оказалось, что Роз хорошо знала деда короля Иордании Хуссейна,  а самого Хуссейна знала с детства и пользовалась его неизменным уважением. Воистину она была настоящим посланником еврейского народа в Иерихоне и всей своей деятельностью показывала арабам, что наши народы могут жить в мире и согласии.  Но борцам за свободу Палестины эта уважаемая еврейка была, как кость в горле , и понеслось! Сначала в 1994 году ей вручили предписание покинуть дом и плантацию в течение 48 часов, а пока просто отключили воду. Обращение к городским властям помогло хотя бы дать немного воды на плантацию два-три дня в неделю. Но Роз поняла, что дни ее плантации сочтены ей удлинили срок только  до 30 дней. После долгих хождений по израильским и палестинским инстанциям удалось выяснить, что хозяева дома и участка давно умерли, и Роз может продолжать занимать место. Но не прошло еще несколько лет, как грянула вторая интифада, и Иерихон был закрыт. Теперь Роз несколько раз в неделю спускается к блок-посту Иерихона на своем стареньком Вольво, выдает своему верному многолетнему сотруднику порцию материала и забирает готовую продукцию. Она не была в своей лаборатории почти пять лет. Но благодаря гениальному предвидению ей удалось заранее накопить огромное количество рабочего материала для кремов и мазей. Кроме того,  она получила патент США на свои открытия, и в Нью-Йорке ее работу будет продолжать ее дочь Норма, доктор гомеопатической медицины, которая работает в знаменитой больнице Маунт Синай. В ее почтенном возрасте она могла бы наслаждаться заслуженным покоем, но  не тут-то было -  Роз часто приглашают на мировые конгрессы, посвященные выращиванию и обработке папайи, она пишет статьи в специальные журналы, ее дом всегда полон гостей и внуков, о ней снимают фильмы, и только те палестинские деятели, родителей которых она лечила и сопливые носы которых утирала в детстве, делают вид, что ее не существует.

         Пожелаем же мудрой и прекрасной женщине, многолетнему послу Израиля в арабском Иерихоне, еще многих мирных лет здоровья и счастья. Дай Боже ей снова вернуться в свою любимую лабораторию  и продолжить свою благородную работу.

         * -на фото Роз Бильбуль с автором статьи.