Театральные Миры Израиля

 

 

 

2003 Акко

Есть ли грань у эксперимента? Конечно, нет, - скажете вы- Свобода творчества безгранична.... Ну кто же с этим спорит. Ну а как насчет вкуса, этики, знаний, глубины... И вообще, во имя чего совершается действо- только ради эффекта с оттенком политики или скандала? Или все-таки ради новых художественных открытий, переворачивающих душу человека и в итоге преображающих  все вокруг?! Разумеется, никто не думает о худшем, все стремятся к максимуму, но  достигают его  лишь единицы-кому благодаря внутреннему чутью и профессионализму удалось попасть в цель...

Фестиваль альтернативного театра в Акко 2003 представил панораму  контрастных по качеству  спектаклей, где намеренная усложненность соседствовали с простотой истинных открытий, которые вместе представили театральные миры Израиля с его принципиальным демократическим многоголосием, к какому бы  результату это ни привело.....

Огромное квадратное полотно окружало зрителей , переворачивавшихся на своих стульях в центре зала в поисках смысла на виртуальном спектакле Медея-экс , сделанном  : Неорой как визуальным сценографом, драматургом Хадасой Шани и Хаулой Эль-Хай Дибси  как исполнительницей роли современной убийцы детей...... Новая Медея двигалась спиной к зрителям, изредка показывая им свое страдающее лицо из кресла для инвалидов и ведя свои страстные обвинительные диалоги с виртуальным Язоном, свободно передвигавшимся благодаря компьютерной мышке с одного экрана  на другой. Классические картины, скульптуры и тексты Эврипида, Сенеки, Хенри Миллера, перемежавшиеся образами космических кораблей и пространством греческого театра, из которого не было выхода, якобы намекавшего на безвыходность  судьбы героини, - все было направлено на то, чтобы доказать всеобщность мифа, приложимого к любви палестинской Медеи и израильского Язона, соблазнившего прекрасную арабку во время своей солдатской службы на территориях. Предательство Язона объяснялось напрямую тем, что он связан с продвинутым-развитым государством, его карьерой, подчеркивавшимся  в речи экранного героя его надменным металлическим техническим голосом. Сайт medeaex.org предполагал на форуме и высказывания компьютерных участников и за пределами Акко.. Однако интересная  идея интернетного театра не работала. Раздражала претенциозность замысла, перегруженного лобовыми политическими намеками. Визуальное действие бесконечно повторялось и рассыпалось  на глазах технически из-за отсутствия элементарного вкуса, общей культуры и твердой режиссуры. Каждый тянул одеяло на себя, не слыша другого. Несовместимость живого и электронного голоса звучала наивной детской игрой и не вызывала никаких  реакций кроме естественного любопытства  ни у реальных ни у потенциальных зрителей.

Не менее грандиозным был и замысел совместить музыку Весны Священной Игоря Стравинского с мужским израильским балетом. Идолы гневаются,- было написано в программе в качестве эпиграфа. Кто идолы стало ясно из параллельного зрелища,  созданного Руби Эдельманом как Весенний Ритуал в Местном Варианте.

Зал был организован подобно  входу  в первобытную пещеру, где зрителям предлагалось сидеть на камнях и мешках, органически переходивших в сцену, на которой некоторые из неодушевленностей вдруг оживали, напоминая не то о человеке, у которого отнята свобода, не то о гусенице, стремящейся прорваться как все живое к солнцу.(художник Габи Халала!)..

. Прекрасные сабры, неплохо прыгали по кругу под известную миру гениальную музыку, изображая коллективную языческую молитву русского племени, символизирующую просыпающуюся  весеннюю природу... Но ради чего? Ради контраста, поддержанного грубыми военными репликами. От гармоничного круга  отделялся офицер, допрашивавший такого же как и юноши молодого араба, пытавшегося передать записку зрителям.. Допрос происходил медленно как ритуал в  ритме танца. Действо заканчивалось на фоне демонстративных балетных  приветствий солнцу тремя выстрелами в двигающиеся мешки, в которых были  живые люди - отнюдь не бабочки... Кому-то из зрителей стало плохо, заплакал ребенок в зале... Грань допустимого между жизнью и искусством оказалась разрушенной до основания, вызывая резкий протест против  столь грубого использования великого искусства в личных  политических целях(идея принадлежит Ицику Вайнгартену).. Как и в первом случае(миф о Медее), всеобщий эстетический архетип( тут музыка и балет И. Стравинсткого. Весна Священная), взятый без собственного объема  ассоциаций, только как внешний каркас для плакатной пропаганды, остался вне диалога с мыслью и душой зрителя - с подлинным духовным пространством Израиля. Впрочем некоторые искали специально нервный шок, как легкий зрелищный дессерт, от которого можно было быстро отделаться... Но ради этого ли существует искусство? Арабский спектакль Автобус режиссера Фуада Авуада по тексту Аймана Аджибария  внешне тоже был связан с политикой.Фактически по поверхности сюжета он был о духовном рождении шахида. Но по существу благодаря тонкой и точной режиссуре, органичности актеров, расчетливой смеховой, провокативной сценографии речь была о большем, об универсальном: о несовместимости мечты и реальности, о жажде мира и гармонии на фоне всеобщего страха и подозрительности, об атмосфере всеобщего унижения и подавленности, в которой пропадает человек. Это было настоящее театральное искусство, в котором все герои как на сцене, так и в зале становились причастными к одному духовному единому первоисточнику... Все мы от одного Адама-эта сверхидея арабского зрелища призывала к миру , гармонии, единству, свету. Отнюдь не к взрыву... Те, кто искал здесь острых ощущений, зная что в спектакле в автобусе проверяют в поисках бомбы  всех от рава до девочки- были разочарованы ибо столкнулись с лирикой и комедией.. Актеры встречали зрителей веселой музыкой в стиле рэп, где будущая история рассказывалась как анекдот. И лишь постепенно, в соответствии с ритмом  дороги, который был отмечен лишь пластикой тел,  играя на стыке текста и подтекста, общаясь в обязательной маске внутри автобуса и без маски - открыто о скрытом делясь со - зрителем, совмещая  замкнутую четвертую стену едущего автобуса и площадь народного вече,  выявлялся смысл. По художественной логике спектакля он конечно же оказался трагическим как пророческий намек, как  последние яркие блики света в сознании всех пассажиров, медленно погружавшихся в конце  в ирреальную ночь...Спектакль повествовал о жажде жизни наперекор смерти, о возможном итоге  движения автобуса, который по мысли его создателей-музыкантов  -   образ нашего мира...  

Спасти его от уничтожения, от  ненависти, заставить всех вместе молиться о дожде-символе обновления, благословения и спасения-об этом был вновь переполненный зрителями медитативный театр Оснат Алькабир Язык Взаимопонимания  на спектакле Монсон...Ставший в прошлом году художественным открытием, основанным на индийской культуре, дарующей здоровье всем, кто хочет ей причаститься, спектакль из Тель-Авива вновь прозвучал  в Акко реальным призывом к гармонии во имя общего языка взаимопонимания..Никто в зале не мог оставаться равнодушным-режиссер объясняла каждый традиционный жест, распространяя вокруг ауру добра. И уже  не казались странными слова на индийском, арабском и иврите, звучавшие как единое целое в простеньком сюжете о любви, которую так легко и так опасно потерять... Во имя жизни просите о дожде-и земля вероятней всего вернет вам то, что вы все ищете... Общая молитва-осталось только это. Один из спектаклей Аккского театрального центра  в постановке Смадар Яарон неслучайно так и назывался Молитва. Музыкальное ритуальное зрелище с огнем и транстанцами, к которым  приглашали присоединиться,   было посвящено именно этому единству многообразных форм еврейского, мусульманского и христианского обращения к Б-гу, имеющего по мысли режиссера - дирижера  общий смысловой корень-просьбу о мире и благополучии каждому на земле.  Молитва впервые прозвучала в позапрошлом 2001 г. на открытии фестиваля после последней речи министра туризма Рехавама Зеева Ганди, убитого через три дня .... В 2003 это было повторение и напоминание-еще не поздно, ибо всегда есть  дополнительный  духовный коридор навстречу друг другу, а не наоборот. .Спектакль Йоси Потапенко  с символическим названием Вторая Возможность неслучайно был сделан по книге Этгара Керета Аниху - буквально Я-это Он. Понять другого, ощутить себя в чужой шкуре, какая бы неприятная она ни была,  только так можно преодолеть отчуждение. Спектакль профессиональной олимовской  группы из Ашдода был сделан в духе Керета как квинтэссенция израильского мироощущения на грани реальности и мистики гуляющей рядом смерти, которая сопровождает на сцене каждого героя, то как убаюкивающая мать, то как прекрасная искусительница.....Инфернальное шоу  Потапенко, замешанное на эксцентричных текстах, неожиданных  танцах, иронической клоунаде, призывал зрителя к саморазоблачению, бесстрашному праздничному обновлению. во имя нашей общего неба, которое появлялось как напоминание о чуде жизни  в эпилоге.... Спектакль, принятый лишь постепенно (из-за языкового барьера билеты поначалу  не распространялись) , заслужил в ивритском варианте почти полный зал (500 мест) огромного Аудиториума и звание лауреата, что важно для всех  русскоязычных израильтян.

Свобода использования средств для выражения самых тайных глубин человеческого подсознания поражал в привезенных из-за рубежа работах гостей Лунатик Соланж Мнелли Белла из Парижа был основан на  трапециях, барабанной дроби и двадцатиметровой высотке, внутри которой разворачивалось на вершине горы на фоне звезд отнюдь не дешевое .  цирковое шоу, но диалог о любви по Полю Верлену и Артюру Рембо... Два великолепных  актера в воздухе  признавались пластически друг другу в чувствах технически совершенно настолько, что  заставляя взлетать вместе с собой и восхищенных зрителей, забывавших об опасности зрелища для исполнителей, работавших без какой-либо  страховки...  Безграниченость человеческих  возможностей, живое творчество на глазах у аудитории, магнитом втягивавшейся в процесс, было и в визуально-танцевальном шоу из Голландии  Mo(ve)ment, что означает Момент и Движение одновременно...  Ведущей зрелища была художница Тали Ван Дер Вауден, проецировавшая на огромный экран свои моментальные импровизации, в которых участвовали порой или ее руки или лицо... С противоположной стороны сцены ее поддерживал технически Джеки Толедано, оживлявший ее образы, превращая их из статичных -   в движущиеся...Линия взлетала птицей... Но если бы перед нами было просто техническая претензия, это было бы очередной виртуальной провальной дешевкой... Однако это был живой хеппенинг, ибо  в центре сценического экрана, читая одушевленные  видеообразы, танцевала в диалоге с ними, пытаясь их прочесть и ответить, экзотическая, напоминавшая своей пластикой о Китае,  Бэно Ховнер...    Не было музыкальной поддержки, продуманного сюжета или желания удивить. Действие двигалось в диалоге со зрителем, который приглашался в танце к разгадыванию-дополнению линии в своем воображении...  Провокативное праздничное зрелище напоминало о том, что Человек в творчестве велик ибо приближается к Создателю... Голландцы, объездившее Европу, захватывали израильтян своей  непредсказуемостью, спонтанностью, вдохновляли , втягивая в  бесконечность..

Может ли человек  быть равным Творцу до такой степени, чтобы дойти до его отрицания, до уничтожения основ, заповеданных им Библией? Может ли иудейская личность отрицать самое себя- связь со своим собственным духовным первоисточником? . Восстанием перед лицом традиций, демонстрацией самоубийственной свободы стал английский перформанс Марии Карнески Еврейская Татуировка. Само название уже предполагало скандал, ибо  с самого начала посягало на  запрет поклоняться своему телу как образному  идолу.... Однако актриса , сделавшая  по всей своей спине  живописного дракона, строила действо  на контрасте табу и его визуальных нарушений.

Сцена  - огромный белый магендовид- взрывалась в центре забинтованным наглухо существом-живой мумией без глаз, без рук, без ног, двигавшейся как живая мертвая... Развертывая бинты, актриса проецировала на видеоэкран свое оживавшее тело.

Перед глазами погруженных в шок зрителей  разворачивался спор символов тысячелетнего опыта и современного нигилистического сознания... Самоограниченная, самодовольная  женщина, предпочитающая спать 400 лет и ничего не слышать, закутанная старуха, проникновенным голосом призывавшая к возвращению, к тшуве  выпавшую из гнезда птицу..и роскошное полное ню с драконом.... Даже  детские лица времен Катастрофы не стали в спектакле святыми. Глядя на их огромные экранные изображения актриса демонстративно примеривала на свои голые члены их наивные белые платья... Тело было ее героем, его женская интимность-игровой картой, слабость-способом разрушить миф, ибо в кульминации садомазохистски ложилась на игловое одеяло, приравнивая боль к вкусу акцентированного светом  надкушенного  райского яблока.. Этическое бесстыдство как  антинорма завершилось красной  раной магендовида, высверленного ею в центре живота. И тем не менее в эпилоге обнаженная, она с головой  вновь тонула в его традиционном белом сценическом центре, демонстрируя с ним  кровную связь, из которой не вырваться.

Этот ритуальный спектакль при всей своей раздражающей экстравагантности напоминал о первых нарушителях библейских заповедей-нацистах, сделавших номерную еврейскую татуировку в концентрационных лагерях смерти -  законом  Катастрофы. Дракон Марии Карнески был бунтом против еврейской судьбы вообще, против ее нивелировки фашистами.., за утверждение неповторимой ценности иудейской человеческой личности любым  -  самым крайним   антиэтическим  образом. В борьбе за   свою творческую позицию  все способы хороши? .Может быть...Но путь   иногда отрицает и смысл  Однако если шок от эксперимента приводит к подлинному духовному перевороту это художественное открытие  вполне возможно!?   Время и зритель рассудит...

Непредсказуемы театральные миры Израиля...

Злата Зарецкая
(Картины на сайте accofestival.co.il)