Захаров Марк Анатольевич

 

 

Лауреат Государственных премий СССР и России. Профессор. Главный режиссер Московского театра Ленком.

Родился 13 октября 1933 года. В 1955 году окончил актерский факультет РАТИ(ГИТИС им. А.В. Луначарского). Режиссурой начал заниматься в 1956 году в самодеятельном  студенческом коллективе Пермского университета. Затем продолжил работу в Москве, в Студенческом театре МГУ. В 1965 году был приглашен в Московский театр  Сатиры, где в 1967 году осуществил постановку спектакля Доходное место по пьесе А. Островского. Эта работа принесла ему известность. С 1973 года возглавляет Московский театр им. Ленинского комсомола, позднее переименованный в Московский театр Ленком.  С приходом Захарова этот театр стал одним из наиболее популярных в стране.  Многие режиссерские работы Захарова вошли в историю российской режиссуры: Тиль, Юнона и Авось, Три девушки в голубом, Поминальная молитва, Безумный день или женитьба Фигаро, Чайка, Королевские игры, Варвар и еретик, Мистификация, Шут Балакирев, Иванов, Мудрец, Плач палача, Город миллионеров и другие.  Много и успешно Захаров работает в кино. Наиболее известны его фильмы Обыкновенное чудо, Тот самый Мюнхгаузен, Формула любви, Убить дракона. Марк Захаров автор многих статей по вопросам театра и политики, а также книг Контакты на разных уровнях, и Суперпрофессия, посвященных проблемам современной режиссуры.

 

 

Первый спектакль Доходное место Марк Захаров поставил в Театре сатиры в 1967 году. Несмотря на его успех, Марк Анатольевич заметил, что совершенно иной жизненный статус он обрел только года через три-четыре. Тогда ему стало понятно, что этот успех не случаен. Как говорит сам Мастер, по настоящему я ощутил, что добился чего-то в жизни, по выражению женских глаз. Многие представительницы слабого пола стали смотреть на меня иначе, в том числе с интересом. Что касается профессиональных последствий нового самочувствия, - летом 1973 года меня вызвали в отдел культуры МГК КПСС, где сказали, чтобы я помыл шею и надел скромный галстук.  Первый секретарь МГК КПСС В, Гришин на заседании бюро объявил о моем назначении главным режиссером Московского театра им. Ленинского комсомола вместе с замечательным напутствием: Мы знаем о ваших ошибках и надеемся, что теперь вы будете работать, как говорится, без экспериментов. Мне было 4о лет, что , по-моему, явилось редким везением. Если бы я возглавил театр после 50 лет,  то современного Ленкома , да и вообще приличного театра у меня бы не получилось.

Тридцать лет театр Марка Захарова вызывает острый и неизменный интерес публики, успех не покидает его . В чем же секрет? Захаров говорит об этом так: Я довольно иронически отношусь к себе и чужд какой-то гордыни и похвальбы, я знаю свои уязвимые стороны и сугубо профессиональные, и человеческие, и стратегические. Но мне Бог подарил в мозгу несколько извилин, которые взяли на себя довольно тяжелое бремя: они определяют, что людям надоело и что сделано уже хорошо другими людьми в моей профессии, и что люди хотели бы увидеть. Я не думаю, как бы угодить всем: делать, конечно, нужно для своих друзей, для тех, кто тебя понимает, но тем не менее, я, как мне кажется, иногда угадываю потребности: что бы хотелось увидеть на сцене, над чем задуматься и что в конце концов должно остаться в сознании и главным образом в подсознании зрителя.

 

Марка Анатольевича Захарова многие называют игроком. И то, что он игрок это видно по всему. Непроницаемая маска спокойствия, за которой кипят невидимые миру страсти. Видимыми они становятся на сцене, в его спектаклях- ярких, летящих, стремительных и мудрых.  А в детстве Марк Анатольевич конечно же играл во всякие дворовые игры, в том числе и в  войну будучи мальчишкой военного времени. Как он рассказывает, такая была радость 22 июня что наши с фашистами бьются. Ведь наше поколение было зомбировано на то, что это самое интересное и самое романтическое дело в жизни. В тот день, когда Москва могла быть занята немцами, Марк эвакуировался с матерью и бабушкой. Потом  в 42 году вернулся в Москву и заканчивал послевоенную мужскую школу. Потом получил актерское образование. Первой его ролью в театре миниатюр в Перми была роль Турио в Двух веронцах. В Перми в драматическом театре Захаров проходил свои университеты. Вскоре Марк уехал из Перми в Москву, поставив точку в биографии артиста Захарова. Получилось это благодаря жене. Нина сказала, что не надо мне, наверное, актерством заниматься. Помогла ее женская интуиция.  И позднее, когда Валентин Николаевич Плучек пригласил меня из студенческого театра МГУ в театр Сатиры работать артистом и режиссером, я понял, что не надо мне быть артистом. Хотя это было очень лестное предложение.- вспоминает Захаров.- Не стал актером, потому что понял не смогу командовать. Был внутренний голос, и он говорил: Гримируясь вместе с артистами, ты будешь им потом говорить : Ты- направо, ты- налево иди, а ты- давай-ка здесь спляши. Нет, так не получится.  Унаследовал же Захаров от актерской профессии наивность и легкомыслие. Почему Захаров пошел в режиссуру? Потому что его первый спектакль Аристократы по Погодину понравился ребятам студентам, с которыми он его ставил в Перми, понравился зрителям, и понравился самому Захарову. Хотя теперь этот спектакль кажется Марку Анатольевичу странным и наивным.

          Марк Анатольевич сегодня с радостью вспоминает то время -конец 60-х, Станкин (Станкоинструментальный институт им. Сталина), где он руководил самодеятельным студенческим театром. Они ставили тогда Чертову мельницу Исидора Штока, Иркутскую историю Вампилова.  Актеры там были фанатически настроенные молодые люди. И режиссером Марк Анатольевич стал во многом благодаря этой студенческой самодеятельности. Марк Анатольевич вспоминает: Эти замечательные ребята напитали меня энергией, неистовством, азартом. Юношеским максимализмом. Это было так важно! На главных режиссеров и художественных руководителей нигде не учат. Как на президентов и министров. Просто появляются люди. Которые подставляют плечо, интеллект, создают для человека питательную творческую среду, где с помощью таланта и повышенной работоспособности из этого человека формируется личность театрального сочинителя. Этим людям я страшно благодарен и обязан.

Сегодня Марк Захаров много работает со студентами Российской академии театрального искусства. И взаимоотношения с ними много для него значат. Его студенты очень часто могут придумать что-то такое, что не придумает опытный профессионал. Они ищут свой путь и иногда высказывают очень точные суждения, смелые, неожиданные, и их энергия очень помогает Захарову в работе.  Спектакль Ленкома Шут балакирев сделан во многом под воздействием учеников Марка Анатольевича. Я думаю. Что это поколение умнее нас.-говорит Захаров.- Это такой поток животворной энергии, который мне помогает жить и существовать в театре, придумывать новые театральные проекты, которые способны удержать внимание современного зрителя. А делать это с каждым днем все сложнее.

Основную часть своей режиссерской жизни Захаров прожил под страшным цензурным процессом.  Его часто упрекали в злостном издевательстве над русской классикой. Когда Леонов у нас играл чеховского Иванова,-вспоминает Марк Анатольевич,-мне говорили, что такого в принципе не может быть. Полюбить лысого человека молодая женщина не может. Во всяком случае, не должна. Правда, к тому времени я надежно овладел приемами демагогии в общении с цензурой. Я тот час предложил назвать несколько фамилий известных политических и литературных деятелей, тоже лысых, которых очень любили женщины. Это предложение многих испугало, на меня замахали руками, но замдиректора по хозчасти сказал мне позже: Марк Анатольевич, давайте все-таки закажем Евгению Павловичу на лысину накладочку, и добавил замечательную фразу: по безналичному расчету.

Пожалуй. Самым любимым зрителями за последние 20 лет Ленкомовским спектаклем был и остается Юнона и Авось. Рок-опера Рыбникова про любовь путешественника Николая Рязанова и Кончиты  произвела в советское время  неизгладимое впечатление на нашего неискушенного зрителя, задавленного совковым подходом к искусству. Этот спектакль стал своего рода прорывом в неизведанное. На Юнону всегда осаждали двери театра, а за билетами выстраивались длинные очереди, велись списки , на руках писались номера . Попасть на этот спектакль считалось  выдающимся достижением.  Николай Караченцов и Елена Шанина  поражали трепетом и искренностью, с которыми они играли эту историю любви. А зонг Ты меня на рассвете разбудишь на стихи Вознесенского  распевали все и всюду. И вот прошло более 20лет,а спектакль жив, востребован,  любим. За эти годы сменился состав, играет уже четвертая Кончита- героиня ведь должна быть очень молодой. Когда у Захарова спросили, не возникла ли у него мысль снять этот спектакль с репертуара, он ответил: Какие-то изменения в спектакле происходят, даже в инструментовке. Но вот закрыть спектакль на несколько лет нет, я боюсь этой паузы, боюсь разочарования, - ведь в одну реку дважды войти нельзя. В кино есть ремейк, но это должен быть другой режиссер и немного другой сценарий. Восприятие зависит от времени, в котом живешь.

Марк Анатольевич человек загадочный. Его можно увидеть мрачно погруженным в себя, но никогда по-настоящему сердитым. В обычной жизни он мягкий, спокойный человек, абсолютно не монстр-режиссер. Он всегда что-то  придумывает, как сказочник из созданного им Обыкновенного чуда. Молчит, молчит, - тишина, покой.А сам сочиняет очередную сказку или просто историю, в которой завертит-закружит героев своих артистов, чтобы мы с вами зрители- плакали и смеялись. Он гениальный сказочник. Хоть и сомневающийся. Он может про себя подумать, если что-то не получается: Наверное, я сочинил плохую историю. Но мы-то с вами знаем: плохих сказок и историй у Захарова не бывает. Да здравствуют сказочники!

 

                                    Светлана Лепешкова