Письмо Михаила Трепашкина

 

 

19.03.07

 

Г-же Володимеровой Ларисе

От Трепашкина Михаила Ивановича, содержащегося под охраной в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила, Урал.

Уважаемая Лариса! 

С учетом того, что мне удалось прочитать некоторые публикации с анализом показаний Гусака А.И. на меня и Литвиненко (жаль, что поздно), я хотел бы дать кое-какие комментарии:

1.Эпизод о том, что Литвиненко А.В., будучи сотрудником УБТ (Управления по борьбе с терроризмом) ФСБ РФ в январе 1996 года якобы ло смерти замучил чеченского боевика не более, чем слух.

Если бы такой случай был, то Литвиненко с 1998 года, сразу после пресс-конференции в Интерфаксе, сидел бы в тюрьме до настоящего времени. Ведь ему лепили какую-то ерунду, а уж за такой случай ухватились бы железно. Но этого не было, ибо все оказалось слухами и разговорами пересказами с чужих слов!?

И второе обстоятельство. Гусак А.И. как начальник Литвиненко (если, конечно, он тогда таковым был) обязан был как честный офицер провести служебную проверку такого факта.

Гусак-то и рассказал об этом случае, как слухе и лишь предположил, что за этот специально пущенный уже в 1998 году слух с Литвиненко могли рассчитаться родные погибшего чеченца.

2. Справка о том, что я якобы используя документы, удостоверение сотрудника ФСБ, ходил по киоскам  и вышибал деньги  являлась фальшивкой , которая была передана руководством ФСБ РФ в начале 1998 года Гусаку как начальнику 7 отдела УРПО ФСБ РФ (подразделение создано осенью 1997 года), чтобы он психологически был настроен против меня и выполнил приказ, переданный ему непосредственно генералом Макарычевым о том, чтобы у меня забрать документы (я судился с Патрушевым и предъявлял документы о его преступлениях злоупотребления служебным положением, выбивание долгов с гражданки Кислициной, махинации с конспиративными квартирами и т.д.) и проломить мне голову.

Когда было возбуждено уголовное дело (которое называлось Уголовное дело по факту покушения на Исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А.) и начали расследовать эпизод покушения на меня, я потребовал ознакомитьменя с сфабрикованной справкой, чтобы обратиться по ней в суд за клевету. Мне было заявлено, что такой справки нет и Гусак все соврал. Они испугались ее показать из-за явной лжи. Я с мая 1997 года уже не служил в ФСБ РФ, удостоверение мною было сдано сразу после расчета и сдачи обходного листа... В общем одна муть! Ее автор-опер должен был сесть в тюрьму. Вот они, сволочи, и спрятали ее. А уголовное дело по покушению на меня прекратили не потому, что факт не подтвердился (доказательств покушения было предостаточно), а потому, что я остался жив !?     

Ковалев Н.Д., бывший директор ФСБ РФ, а ныне депутат Госдумы РФ от Единой России гоняет еще одно фуфло - будто я крышевал в банке Сольди в ноябре 1995 года. По моей просьбе 2 года проверяли  сей факт, но он не подтвердился! Ковалев Н.Д. знает это, но гоняет заведомую ложь, ибо понимает, что депутатская неприкосновенность дает ему защиту от уголовно наказуемой клеветы.

Я описал эти факты, оглашенные в российских СМИ при инициировании со стороны ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры, чтобы попытаться очернить нас как граждан России, занявших принципиально непримиримую позицию с фактами поощрения преступности в рядах ФСБ РФ.

М.И. Трепашкин. 28.02.07 г.  

 (Подпись)