Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Несыгранная роль Германии
 

 

 

Амстердам, 20.10.06г.

Статья войдет в резонанс с повседневной тематикой, но я, пользуясь гостеприимством ЧП, рассчитываю не на интерес публики, а на внимание организаций, то есть защищаю читателя в более широком плане по мере сил.  

Многократна произнесена, требует максимального сбора документации, а не повторов, истина, что президент России убийца умышленный, геноцид произвел преднамеренно, виновен лично и вкупе с министрами и верхушкой, с ФСБ, Единой Россией и прилегающими партиями, с подпевалами Думы и лизоблюдами, как то кумовья тоталитарных республик (все в мире общеизвестно). 

Путин, по массе злодеяний и широте страны моей родной (а не по персональным качествам деспота), правомерно сравним со Сталиным и Гитлером: многомиллионное сокращение численности населения России напрямую зависит от срока его правления. Документально доказан и (sic!) обнародован на Западе факт существования пыток и концлагерей на территории СНГ, в Средней Азии, на Кавказе сегодня, сейчас.

В сложившейся ситуации мысленно обращаюсь к Европе и вот почему.

Ряд свидетелей Второй мировой исследователи, писатели продолжают работать. Эйфория Победы и личное горе утрат расставили акценты, в первозданном виде так и замороженные на полвека: Нюрнберг состоялся, фашисты осуждены и казнены, антисемитизм и расизм в цивилизованном обществе караются юридически. Участники Сопротивления заслуженно вознесены на пьедестал (те, чьи имена нам известны). Законно. А что все же было не сделано?..

Глубоко спрятаны предательство в целях наживы, личная (часто едва ли не общенародная, несмотря на геройство подполья) трусость и выгода, молчаливое попустительство палачам и спасание собственной шкуры.

Отдавая дань персональному мужеству тех, кто прятал евреев, и сознавая живучесть массовых человеческих пороков (низко ставя людей вообще, но высоко Человека, духовного лидера, личность), я невольно сравниваю народы и страны: даже маленькие они все самобытные, разные.

О том, что дружно скрыли от себя и соседей голландцы, свидетельствуют такие писатели (потерявшие близких в концлагерях), как Марга Минко, Харри Мулиш (издавались также на русском), другие. Повторю: еще многие живы. Чувство такта не дает им сказать во весь голос все то, что подразумевается, оставаясь прозрачным укором, в их же книгах, статьях. Война была всегда и всегда будет, следовательно, мы обязаны сопоставлять, проводить параллели, предвидеть. Потому, что бурный когда-то всплеск и последующее затишье Нюрнберга человечеству грозит катастрофой, и это не казенные слова, а то, что каждый понимает обычно с таким опозданием, когда свой мирок менять уже поздно. С международными Конвенциями, Судами Гааги и Страсбурга Россия не слишком считается; еще пара лет и Запад утратит влияние. Не видит только слепой. Как писал Мулиш, Мало сказать я пережил войну. Я сам и есть Вторая мировая война. Для этого не нужно было быть современником. Я стараюсь не ездить в Германию: там пахнет дымом. Я не забыла. Все вспомню.

И то, что упадок морали был в Европе почти повсеместным, ничто не делалось даром,  за спасение от душегубок брали натурой бриллиантами, телом. То, что священники в массе отказывались помогать, поскольку церковь продажна (а вера особняком). То, что забвение преднамеренно, потому что награбленным не хотелось делиться, тем более возвращать. Почему так богата Голландия?! изумляет туристов. Колонии. Войны.

Наблюдая за свертыванием свобод повсеместно на Западе, сознавая моральный упадок Европы-Америки и нынешнего поколения, я, естественно, ищу корни логичных явлений. Неожиданно (для меня) выясняется, что кавказская и еврейская взаимовыручка никогда (!), исторически не имела ничего общего с отсутствием этих же качеств в Европе, где испокон века были приняты за образец меркантильность и скупость, холодность и эгоизм, замкнутость и донос. Улыбаться, конечно, вам будут, но мы-то по привычке ждем от внешнего расположения проявлений весомых, глубоких. Мы ждем их напрасно.

Тот же Мулиш дал реплику отрицательному герою: Если бы Гитлер выиграл войну как ты думаешь, многие голландцы были бы сегодня против него? Не смеши меня, приятель. Только когда он почти проиграл, все эти трусы оказались в Сопротивлении. Здесь есть о чем думать, хотя национальность может быть заменена на десяток других европейских. Ненависть к коммунизму у многих перевешивала страх перед фашизмом. Но была и эта вот грань: фрицы подняли экономику Голландии, соседних стран. Свои евреи-богачи недоплачивали, а оккупанты раскачали бизнес, пунктуально платили, многим шла выгода в руки. Сколько фирм, поднявшихся именно в войну, процветает сейчас! (На любое да найдется нет. И среди знакомых голландцев те, что спрыгивали с поездов, не желая работать на немцев ни за какие блага, но речь о других).

В Амстердаме есть музей пыток про фашистов своих (Индонезия) и чужих. Не трудно прочесть документы но сложно понять: кто из евреев шел добровольно в пересыльный лагерь Вестерборк тем давали бесплатно паек и билеты!

Подъехал поезд, ничем не отличающийся от поездов мирного  времени. Как только все заняли свои места, двери вагона заперли на замок. Но семья Франк отнеслась к этому  равнодушно. Отто: Мы были вместе, и нам даже дали еду на дорогу. Мы знали, куда едем, и в то же время казалось, будто мы отправляемся на прогулку. Настроение было приподнятым, во  всяком случае, если сравнивать со следующим  переездом... Ведь возможно, что русские уже в центре Польши! Так или иначе, но мы надеялись на лучшее. Анна, не отрывая глаз, смотрела в окно. К вечеру поезд подошел к месту назначения. Лагерь Вестерборк  находился  в центре провинции Дренте, недалеко от немецкой  границы (Карол Анн Лей).

Русские давно уже в Польше, с тех пор и остались... В Германию семья Анны добиралась в товарных вагонах, как все. Отец Франк был из тех, кто так и не смог расстаться с деньгами: хозяин процветающей фирмы, богач, он тянул до последнего. Не только голландцы (и немцы) традиционно считают, что деньги дороже жизни, что за миллион можно есть червей и грызть землю.

Только растревоженная память помогает понять, какова (несостоявшаяся) роль Германии в мире. Той Германии, по которой разгуливает неохраняемый Путин, заигрывая с детьми, как простой педофил, на глазах у Ангелы Меркель.

Все мы в Европе в основном одинаково безразличны, но, будучи поставлены перед лагерем, личной трагедией, мы растем, возвышаемся. Познав свою боль, внимательней относишься к ближнему. Как тогда, во время Второй мировой, нам нужен ЗАКОН ПРОТИВ ПЫТОК И КОНЦЛАГЕРЕЙ. Дальнобойный, долгосрочный механизм, регулирующий наши права.

Фотографии и брошюра Матерей Чечни говорят за себя. В ближайшее время мы рассчитываем опубликовать книгу Мадины Магомадовой столь же важную, как Преступения века в Чечне Майрбека Тарамова. Уничтожение чеченских семей ни планомерностью, ни методами не отличается от действий фашистов Второй мировой, от фашизма во все времена.

Условия содержания и само наличие политзаключенных, применение пыток на территории бывшего СССР отголоски недоговоренности Нюрнберга. Остановки на полпути.

Можно по-разному относиться к почти добровольной посадке и (мне лично) внушающему недоверчивый ужас решению МБХ, Трепашкина, Стомахина и всех тех, кто знал не уехал. Может быть, в сельской России так выглядит патриотизм, но отсюда понятно, насколько больше можно сделать для родины где бы она ни была за пределами зоны огня. Смерть (другой Анны) расставляет акценты, но я желаю арестантам и свободным пока еще правозащитникам жизни, здоровья. К девяти дням Политковской, так же горько вошедшей в историю, как ее голландская тезка, известный журналист Роман Топорков обратился к коллегам (отрывок):

...Они не могут жить, с руки лакая,
Сторонним наблюдателем в тиши,
Ведь это не профессия такая
Стиль жизни и веление души.

Очередной мерзавец шелохнется.
Смолчать? Поверьте, силы больше нет,
И вновь строкой газетной обернется
Сердечной болью сверстанный сюжет.

.............................................

Трагедия высвечивает души:
И средь врагов есть люди и скоты.
В экстазе бесноватые кликуши
Исходят пеной грязной клеветы.

Напрасно верещат поганцы эти:
Она и после смерти их сильней.
Мы ж, стиснув кулаки, стоим в пикете:
Сегодня Политковской девять дней.

После гибели Анны, о созвучии фамилии которой я как-то ни разу не думала, а ведь у всех на слуху, из России посыпались письма. Общий смысл их мы под угрозой, и еще больше утвердились в своей правоте, в борьбе до конца. Риск внутри страны неоправдан, но оказалось нас много. И та тысяча, собравшаяся на кладбище, те, для кого мы работаем. Запад вдруг тоже восстал: осмелели газеты, заголосили какой беспредел творит Путин. Достойным коллегам наконец-то дали в Европе гражданство. Через пару недель будут выборы, и как раз в пересменок можно высказать, что наболело... Ведь по-человечески Путин, как и Кадыров, здесь всем омерзителен.

Коллеги прислали первые прямые доказательства того, что убийца А.Политковской Кадыров. Предоставлю слово тем, у кого документы, а сама лишь повторю из прошлой статьи на ЧП, что для меня несомненно. Кто работал и жил на Востоке, тот не ошибется: психологически стиль убийства южный, восточный. Стремление подгадать в праздник, удивить широким жестом и любезным подарком, оборотная сторона гостеприимства и понимания дружбы смекалка, желание лизнуть руку хозяина, забегая вперед. Русские просты: они так не умеют. А на круг А.Литвиненко прав в том, что Путин убийца, но я о прямых исполнителях.

Галич писал о переселении душ и работниках лагерей: Пусть ему отчаянье мое Сдавит сучье горло черной лапою!. Он предупреждал нас, что делать: Мы поименно вспомним всех, Кто поднял руку!.

Мы познали сегодня, к чему приводит не вспомнить.

История повторяется, часто зеркально. Самая светлая для меня пора перестройки когда замелькали статьи и разговоры о том, что Буковский может стать президентом России. Каким это было бы счастьем!.. Но о последующем, несостоявшемся, можно статей не писать: повторилось, что было, с другими. В.Максимов в 70-х писал о носорогах и о том, как умолял он ПЕН-клуб вступиться за погибавшего в то время во Владимирской тюрьме Володю. Буковского. Тот же ПЕН бездействует и сегодня, когда мы умоляем не дать убить политзаключенных.

Мы повторю, это много. Кто-то ведет обличающий дневник, как делает Петр Ткалич, или объединяет людей, как готовящийся к юбилею (поздравляем!) В.Пантелеев, авторов не перечислить.

Всех не убьешь. Всем рты заткнуть невозможно. Поспешный страх России перед Грузией конец Путина, но не крах деспотии. А я говорю о режиме: о коммунизме-фашизме.