Лариса ВОЛОДИМЕРОВА
Прошу внимания: политзаключенный Юрий Журилов (Часть 2)

 

 01.08.07.

 

Продолжение рассказа Ю.Журилова об условиях содержания в российских концлагерях предваряет Дополнение к Кассационной жалобе от 23 июня 2007г. в Свердловский областной суд, направляемой В.Шаклеиным. Приводим цитаты:

Постановлением судьи Новолялинского районного суда от 14 июня 2007 г., осужденный Журилов Юрий Владимирович переводится из исправительной колонии общего режима в тюрьму на срок 1 год 3 дня - для дальнейшего отбывания наказания.

Постановление считаю незаконным и необоснованным: кроме  отсутствия на судебном процессе защитников осужденного - по следующим дополнительным основаниям, связанным с отказом суда в самостоятельном объективном исследовании обстоятельств якобы совершенных 19 нарушений осужденным Журиловым Ю.В., фактически выдуманным.

Суд явно пошел на поводу надуманных обвинений администрации ИК-54, которая, даже после вынесенного незаконного Постановления в ее пользу, с целью не допустить восстановления справедливого правосудия, грубо препятствовала защитнику Шаклеину В.А. в оказании юридической правовой помощи осужденному - на тюрьму. Указанный факт будет еще расследоваться правоохранительными и иными органами власти, с участием Генеральной прокуратуры.

Исходя из имеющихся законных доказательств о необходимости отмены судебного Постановления Новолялинского районного суда, согласно ст.379, ч.1:
п.1) Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела осужденного Журилова Ю.В.;
п.2) Нарушение уголовно-процессуального закона;
п.4) Несправедливость приговора,

ПРОШУ:

Постановление Новолялинского районного суда Свердловской области от 14 июня 2007г. О переводе из исправительной колонии общего режима в тюрьму на оставшийся не отбытый срок 1 год 3 дня  - ОТМЕНИТЬ.

Приложения:

1. Копии Дополнения кассационной жалобы   защитника Шаклеина В.А.  на 2-х листах  - 3 экз.
2. Дополнение  к кассационной жалобе осужденного Журилова Ю.В. от 03.07.2007 на 16 стр.-1экз
3. Копия письма Совета при Президенте РФ в адрес Шаклеина В.А. от 13.06.2007 на 1л.  1экз
4. Копия Заявления о преступлении в адрес Генерального прокурора РФ и др.      на 4л.   -  1экз.

В.А. Шаклеин.

А мы продолжаем знакомить читателей и организации с письмом осужденного Ю.Журилова известному правозащитнику В.Абрамкину:

...Теперь касаемо ШИЗО. В ШИЗО содержат неограниченное время, не дают выйти в зону, добавляют сутки, составляют неправдоподобные рапорты. Обычные нарушения, которыми излюбленно пользуется администрация, и которые впоследствии невозможно опровергнуть такие, как неприветствие администрации и сон в камере в дневное время. Инспекторы по указанию оперативников составляют рапорты, а начальник выносит наказание.

В ШИЗО работают из 16-го отряда около 20 осужденных, которые тоже выполняют указания оперативников. Выбивают явки и показания с подследственных, содержащихся в ПФРСИ. Проводят обыски камер, обыск осужденных, а когда приходит на обход проверяющий из ГУИНа, осужденные из 16 отряда прячутся в пустую камеру. По указанию администрации, они беспрестанно колотят молотком по дверям. Все это влияет на психику. Никакая комиссия не соизволила заглянуть в постановления. Люди сидят в ШИЗО по 2 года. И все законно. Бывает, что когда осужденных водят на добавку суток ШИЗО, по указанию оперативников, в локальный участок перед изолятором, собираются более 30 осужденных 16 отряда и бьют руками и ногами тех, кого ведут на добавку. Бьют прямо в присутствии начальников отряда. Все эти действия одобрены администрацией для устрашения несговорчивых, имеющих человеческое достоинство, осужденных.

Касаемо столовой. Нормы не соответствуют. Положенные и установленные правительством нормы питания не соблюдаются. Сахар в обед не дают. Компот это просто вода. Яйца не дают. Каждый день - одно и то же меню. Из круп видим только пшенку, перловку и сечку. Вместо мяса дают сою. Никто в это не углубляется. На все жалобы в отношении несоответствующего питания, отвечают, что все в рамках допустимого. Положенные по УИК туалетная бумага, бритвенные станки, мыло, зубные щетки и т. п. здесь были розданы один раз в виде подарков на Новый год. В ларьке зоны цены на продукты и товары завышены втридорога. Если вышел раньше, то деньги, оплаченные родителями за трехсуточное свидание, не возвращают.

Я прошу Вас, Валерий Федорович, приехать для разбирательства лично или прислать от Вас доверенное лицо. Чтоб я смог наглядно доказать все, что описал. Чтоб дали эту возможность пройти вместе со мной по отрядам. Необходимо время, чтобы пообщаться с указанными мной осужденными. Время для изучения документации, для выяснения незаконных вышеописанных действий. Я предоставлю конкретные факты, доказательства. Конечно, если я не заблуждаюсь в том, что это выгодно правительству РФ, что все происходящее - с их ведома и молчаливого согласия. Если это не так, то беззаконие налицо, и если это не прекратить сейчас, то это не закончится никогда.

Здесь все вопросы решаются через физическое насилие, издевательства и пытки, все делается руками самих зеков. Сами мы не в состоянии предотвратить этот беспредел.

А сейчас я напишу, касаемо меня лично. В колонии я 2 года; по распределению, меня, как ранее судимого, поместили в 13-й отряд. За два года я не имел ни одного нарушения режима содержания. В июле 2005 года я вышел с длительного свидания, а через три дня меня безо всяких на то причин закрыли в отряд ВПО. Я хотел выйти на беседу к начальнику колонии Ветошкину С.А. и выяснить, в чем моя вина. Но меня (должностные) попросили не делать этого. Суть в том, что здесь любое обращение к начальнику колонии преследуется со стороны оперативников, и вытекают серьезные последствия для всех, осложняя и без того жесткое положение режима содержания. Обычно все собеседования с начальником колонии происходят через крестины. То есть желающий попасть на беседу к начальнику колонии умышленно идет на нарушение режима содержания, за что его ведут для наказания к начальнику колонии, а там уже в процессе принятия решения происходит собеседование. Так было и со мной.

Начальник не соизволил выслушать меня, у него не было на меня времени. Дал мне пять суток ШИЗО, и, начиная с пяти суток, меня не выпускали из ШИЗО 2,5 месяца. Добавляли, по фиктивно составленным постановлениям, следующие сутки. И того 9 нарушений с фонаря. Все это время содержания в ШИЗО меня периодически  вызывал к себе в комнату осужденный, старший по ШИЗО Ленихин  (который имеет при себе ключи от камер и работает напрямую с оперативниками). Он мне говорил, что я вообще не выйду из ШИЗО, если не стану на должность, и я знал, что это не простые угрозы. Здесь по году сидят без выхода, просто добавляют сутки за всякую ерунду. 

Мое безвыходное положение не оставило выбора, я согласился. Меня вызвал к себе на собеседование оперативник, который поставил меня работать бригадиром ВПО. С сентября по декабрь 2005 года я работал бригадиром. За время моей работы, при мне закрывали под распоряжение многих осужденных из разных отрядов. Тех, кого закрывали били, унижали, угрожали описать (бригадиры). Фамилии и тех и других я сообщу при разбирательстве. С некоторых, по распоряжению оперативников, бригадиры вышибали явки с повинной, с других показания, что они собрались в побег. Я всегда заступался, не давал бить, опускать в обиженные и издеваться над распоряженцами. За это меня сняли с должности.

Им не нужны такие, как я, правдолюбцы, им нужны безупречные безмозглые машины, которым сказали - и они сделали, не думая о последствиях. Здесь явки с повинной вышибают в каждом отряде, даже на ООБ, несмотря на то, что люди приезжают на лечение. Даже немцы в войну не трогали МСЧ, а здесь все рамки перешагнули, все человеческие понятия стерты.

Жалобы здесь, если запечатать в конверт, - его вначале вскроют и прочитают осужденные для того, чтобы сообщить о содержании оперативникам, а следом создаются все условия, чтобы посадить жалобщика в ШИЗО. А в ШИЗО при попытке пожаловаться не дают ни ручку, ни бумагу. Там в сутки 1 час для написания писем и жалоб. И у себя жалобу ты не имеешь права держать, должен отдать ее постовому. Поэтому эту жалобу я отправляю нелегально.

Чуть не забыл. Администрация к особо несговорчивым применяет психотропные препараты в виде галоперидола, сульфазина и модам депо. Оперативники дают указания врачам, и те колют в ШИЗО эти уколы. В ШИЗО такие бывают случаи, что за нарушения раздевают догола, и голыми содержат в камерах.

Я многое мог бы рассказать о происходящем беззаконии в зоне, но думаю, что Вам при разбирательстве об этом расскажут другие осужденные. Я очень надеюсь, что моя жалоба не останется без надлежащего внимания. Журилов.

Общеизвестно интервью В.Абрамкина, когда-то взятое у Юрия Журилова (возраст респондента на тот момент - 30 лет; из них более 15 лет провел в местах лишения свободы; болен туберкулезом. Город Соликамск, 1996 г.). Я прочла отрывок из книги несколько лет назад и буквально дословно запомнила; рекомендую читателям.

Судьба Журилова типична для россиян. Малолеткой грабил магазины: был беспризорником (советская жизнь: отец сидел, мать работала по две-три смены). Жил с бабушкой, учился отлично - так как схватывал по необходимости махом; догонял одноклассников быстро. В дальнейшем, в колонии, как рассказывал Юрий, нас было 450 человек  из них человек 30 стали на правильный путь, а остальные все сидят. После спецшколы, в которой научился сопротивляться (не мыл полы, чтобы потом на нем не ездили, не издевались), как чаще всего и бывает, попал в тюрьму - также за воровство. В Архангельской колонии был смотрящим, - авторитетом для всех колонистов. Как пояснял, если этого человека не будет, то администрация будет давить на зэков. Без него тяжело. Я беспредела не допускаю, а если он происходит, принимаю меры. Иначе беспредел возвратится.

Одну такую колонию все в той же самой, на весь мир знаменитой поощряемым произволом Свердловской области, потом закрыли из-за поножовщины: зона была на 600 человек, петухов было где-то 400. Вот они взяли ножи, ну, и загуляли. Порезали там много... Это было в Сосинском управлении Свердловской области. Я был в Краснотуринске в 1985 г.  там в каждом отряде (это 100  120 человек) доходило количество опущенных до 30  40 и даже до 60 человек... Их там сконцентрировали. Вот идет в Свердловске распределение и, если у него в деле числится опущенный, так его в Краснотуринск.

...Мы приводим цитаты для того, чтобы ясней стал характер Журилова. Чтобы на примере макета тюрьмы показать режим тоталитарной, рабской России и возможность сопротивления. Эти общие правила в стране действуют повсеместно: воровские законы, иерархия одной большой зоны, насилие и коррупция. В.Абрамкин задавал Ю.Журилову и такие вопросы:

Ты себя считаешь полностью чистым перед законом?
Я даже могу сказать, что не только перед законом, но и перед людьми, перед теми же осужденными.
А стукачество?
Да, это пресекается очень сильно. Вот говорят, что стучать  это говорить за человека правду? Да меня мать с детства учила, чтобы я не ябедничал. Мне достаточно этого. Неужели я сам не могу определить, где я стукач, а где я говорю, что это не так и то не так. Да я человеку лучше скажу в лицо, а зачем говорить на него кому-то? Я ему скажу, что ты неправильно делаешь. Это гораздо лучше.

Пока Ю.Журилов сидел практически всю свою жизнь, рядом строили семьи, радовались любви, цветам, детям. Ему это все неизвестно. Стороной прошла жизнь, которой он не узнал. Миллионы таких пацанов, о которых писал другой известный  заключенный - Генрих Сечкин десятилетиями не могли вывернуться из навязанных им государством  условий, мучались от туберкулеза, погибали от пыток. Обвиняю за них только власть! Не желавшую растить сыновей, использовавшую рабский труд арестантов, кровно заинтересованную в системе Гулага.

Но сильный характер и свободолюбие берут свое: мужает личность, как это случилось с Юрием. Правдолюбие - сызмальства, верховодство но справедливое.

Заканчивая статью, я спросила правозащитника В.Шаклеина, есть ли свежие новости... Вот что он ответил читателям:

Честно признаюсь, содержание статьи о Ю.Журилове лучше, чем мог предполагать, даже зная (понаслышке) Ваши действенные публикации. Считаю, содержание принципиально верное. После первых встреч с Ю.Журиловым, убежден, что он действительно узник совести. Есть основания назвать и политзаключенным, но это - полномочия Международной Амнистии, которой также посылаю информацию о Журилове, составленной на основе достоверных фактов лично мной. Могу добавить, что Ю.Журилов действительно держится уверенно, несмотря на те условия, в которых пребывает более двух лет. Ответственно относится к своим словам и поступкам. Поддерживает мои предложения, касающиеся его защиты - это чрезвычайно важно для нас обоих.

Последний пример, касающийся полученных важных ответов из прокуратуры, от 26-27 июля. Поскольку это было при свидетеле, сидящем рядом оперативнике, я предложил Юрию вложить их в конверт, запечатать, написать адрес получателя защитнику Шаклеину, и сказал оперативнику, что никто из администрации колонии не имеет законного права распечатывать конверт, кроме меня, а в концелярии ИК-54 просто зарегистрирую, что уже получил. Напомнил Юрию, чтобы также запечатывал свои остальные письма в мой ли адрес или в органы власти. И если узнает, что письма вскрывались, то информирует меня и прокуратуру для принятия законных мер против администрации.

Сотрудница в канцелярии хотела вскрыть письмо Журилова. Я возмутился, потребовал дать ответ. Сотрудница откровенно призналась, что так они поступают со всеми письмами заключенных - чтобы знать содержание жалоб или обращений. Старший инспектор особого отдела, назвавшаяся Бобковой Еленой Владимировной, после поиска (?) так и не нашла приказа, разрешающего перлюстрировать почту. Пояснила, что в ИК-54 создана какая-то комиссия по рассмотрению жалоб заключенных, которых, в случае написания ими жалоб и желания отправить адресатам в запечатанном виде, приглашают на заседания такой комиссии, и после собеседования заключенные, со слов сотрудницы Бобковой Е.В., часто отказываются от желания посылать письма по указанным им адресам. Такая комиссия в ИК-54 якобы создана согласно Административного регламента Минюста РФ от 26 декабря 2006 г., текст напечатан в Российской газете.

Вот такой факт, имевший место при встрече с Юрием Журиловым, и характеристика поведения в конкретном случае.

Из письма Ю.Журилова о ШИЗО предельно ясно, как опасно было самому автору нелегально передать жалобу, рассказать правду о применении психотропных препаратов в тюрьме (обращаем на эти данные особое внимание Романа Чорного - исполнительного директора Гражданской комиссии по правам человека Санкт-Петербурга, и его коллег-психиатров). При правлении садистки Т.Мерзляковой вряд ли допустят на зону В.Абрамкина, которого ждет Ю.Журилов. А ведь заключенные верят! Из письма видно, что они не теряют надежды.

В таких же и худших условиях отбывают СРОК НИ ЗА ЧТО М.Трепашкин, З.Талхигов, Б.Стомахин, З.Муртазалиева, и о содержании многих других пзк нам не известно. О культивирующихся пытках пишут чеченцы из Н.Тагила, Ростова и Коми...

Россия большая тюрьма. И народов, и личностей. Самые лучшие, стойкие, честные упрятаны за решетку, как неугодные власти.

Рассказ о Юрии Журилове начат с ответа международным правозащитникам г-на Баррозо: Позвольте сообщить, что Европейский Союз пристально следит за вопросами законности, демократии и уважения к правам человека в России....

Уважаемый г-н Председатель! - Мы надеемся на Вашу помощь!