Сайт "Аналитика"

ведёт Лариса Володимерова
 

Михаил ТРЕПАШКИН
Почему славяне в тюрьмах России принимают мусульманство?

 

 

 

 

07.04.07г.

 

Г-же Володимеровой Ларисе
От Трепашкина Михаила Ивановича

Я не знаю, насколько верно, что Литвиненко А. В. перед смертью в Лондоне принял мусульманство. У меня за время нашего знакомства он произвел впечатление человека неверующего.

Но эту заметку я решил написать в связи с лично наблюдаемой тенденцией в СИЗО и исправительных колониях России, когда православные славяне обращались в веру мусульман.

В первый раз я с этим столкнулся в декабре 2003 года в камере №274 СИЗО-1 города Москвы «Матросская тишина», куда меня этапировали из СИЗО-2 города Волоколамска. «Смотрящий» камеры Старокадомский Николай, человек начитанный, с большими физическими данными и спецподготовкой силовых структур, каждый день в одно и то же время проделывал диковинные для меня ритуалы – читал по-арабски какие-то молитвы, осуществлял какие-то манипуляции.

От сокамерников я узнал, что он принял мусульманство, выучил арабский язык и каждый день проделывал необходимый ритуал.

Чуть позже я не только познакомился но и подружился со Старокадомским Николаем. Он в числе 15 арестованных человек проходил по делу так называемой группы «Белые стрелы». Длительное предварительное следствие, беспредел по делу, пыточные условия содержания (большую часть времени он проводил в карцере, где, с его слов, хоть было место для занятия физическими упражнениями), бесчестие следователей, лепивших дело буквально из ничего, стараясь придать ему огромное криминальное значение. Видимо, этот современный российский беспредел, порожденный тем, что Путин В. В. дал неограниченные полномочия органам Генпрокуратуры РФ и других силовых структур в условиях их полной безнаказанности за беззакония и подтолкнул его в веру.

К сожалению, представители русской православной церкви особо не интересуются происходящим в СИЗО и других местах лишения свободы, за исключением единичных фанатиков.  В настоящее время в России церковь как никогда переплелась с политикой первого лица государства и заняла такую же линию – мочить осужденных или в лучшем случае игнорировать их просьбы и помощи против беспредела. В СИЗО-2 гор. Волоколамска, начальник этого учреждения Тюрин Вячеслав заставил всех православных верующих снять с шеи крестики. Это было грубейшим нарушением их прав. Много они писали в различные инстанции, просили приехать в соответствии со ст. 14 Уголовно-исполнительного кодекса РФ «Обеспечение свободы слова и свободы вероисповедания осужденных» какого-либо из священнослужителей, тем более, что церковь есть неподалеку, но никто так и не приехал. Администрацией верно было замечено: «На кой хрен вы им нужны».

Лично я, хотя и не являюсь верующим, но уважительно отношусь к различным верам, считаю это частью культуры народов, частью его психологии и духа. Работая в Спецотделе КГЬ СССР по линии борьбы с незаконным вывозом за границу предметов истории, культуры, религиозного культа, я вернул не только в музеи, но и в церкви тысячи старинных икон, складней, киотов, потир и ряд других предметов религиозного культа и церковной утвари на астрономические суммы. Хотя главное не в суммах, а в сохранении духовного, культурного и исторического наследия страны, народа, верующих. Только по делу на международную группу контрабандистов Заезжего В. Н. и других (более 7 человек) одновременно с контрабандой было раскрыто более 25 краж икон из церквей и молельных домов Архангельской, Владимирской, Тверской, Ивановской, Костромской и других областей России. В общем, для церкви я сделал немало, сутками гоняясь за похищенными иконами. На этом я заработал хронический обструктивный бронхит перешедший в бронхиальную астму. В конце 80-х годов в гор. Кимры Тверской области была перехвачена мною партия ценнейших икон, приготовленных для вывоза за границу. Все они имели специфические пометки и обрамления с обратной стороны краской, говорящей, что иконы похищены из церкви. В мороз –40 градусов, я доставлял их в Москву, сам чуть не замерз до смерти. С тех пор у меня и развились болезни, от которых страдаю сейчас. И это отражено в акте ЦВВК при моем увольнении.

Считая, что я имею кое-какие заслуги перед церковью, я написал 2 письма Патриарху Московскому и Всея Руси Алексею II и архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию, рассчитывая хотя бы на какое заступничество перед властями от явного беспредела. Будучи осужденным за несколько подброшенных мне патронов и явно придуманное «разглашение» полковнику ФСБ Шебалину В. В. несуществующей гостайны России, (т. е. по нетяжким деяниям) я просил содействия в малом: так как у меня в Москве осталось 5 детей, в том числе 3-х малолетних (младшим на день ареста было 1 год и 6 лет соответственно) и меня незаконно, в нарушение ст.73 Уголовно-исполнительного кодекса России и общепринятых норм международного права, отправили за 2200 км от места жительства и семьи, я хотел заступничества в восстановлении, прежде всего, прав детей – они не могли видеться со мной из-за такого расстояния. То есть, я надеялся, что руководители православной церкви обратят внимание первых лиц государства на творимое беззаконие, в том числе на отношение к детям. Вполне божеское, гуманное, человеческое дело. В ответ я не дождался ничего! Правда, на словах мне передали, что архиепископ Викентий обещал помолиться за меня. В реальной жизни ни мне, ни детям, 4-й год страдающим без отца, легче не стало.

Таким образом, руководители Русской православной церкви не реагируют на творимый в стране беспредел. Далеки они от Бога, но близки к власти нынешней России. Такой вывод напрашивается сам собой. Власть, позволяющая издеваться даже над детьми – сатанинская власть!

С подобными примерами сталкиваются многие. И когда очень нужна кому-то духовная поддержка, они не находят ее в православии. И обращаются к исламу.

М. И. Трепашкин

5 апреля 2007 года.

*********

«Патрушев Н. П. готовится молиться за отпущение грехов»

Директор ФСБ РФ и личный друг Президента России Патрушев Николай Платонович через СМИ объявил о том, что у себя на родине якобы на собственные сбережения быстро возводит церковь. Он  собирается в этой церкви отмаливать грехи за те преступления, которые совершил против своего народа. Видимо, этому он научился у «братков» 90-х годов. А что, удобно и практично, «замочил» несколько человек, сходил в церковь, помолился, спросил отпущения грехов, и дальше «мочи». Бог же прощает!

Вот только вряд ли души умерших по его вине дадут спокойствия Патрушеву даже в загробной его жизни.

М.И. Трепашкин

5 апреля 2007 года.

 

 

Навигация

Главная
Сайт
"Критика"
Сайт ЛВ
Гостевая
Контакт