Сайт "Аналитика"

ведёт Лариса Володимерова
 

Михаил ТРЕПАШКИН
Помощникам в борьбе в беспределом
 

 30.05.07г.

 

Координатору ОК г-ну Кригеру М.А., а также защитникам по делу, Эделеву Глебу, Конской Ольге, Оксане Челышевой, Володимеровой Ларисе

 

Уважаемые помощники в борьбе с беспределом! Хочу немного разъяснить ситуацию, в которой я оказался, о которой я знал, когда просил хотя бы месяц активной защиты в феврале сего года.

Внешне казалось бы, ну, что с того, что поменяли режим колонии-поселения на общий? Тоже не очень строгий режим, тем более, что на так называемом «участке колонии-поселении» он был такой же, если не строже (если сравнить со статьями УИК по условиям содержания. Но! Сами же знаете, что моя ситуация специфичная и не просто так лепится  (не встречая отпора).

Итак.

Общий режим имеет 3 вида условий:

Облегчённые условия отбывания наказания
Обычные условия и Строгие условия содержания (СУС), где осуждённые содержатся в запираемых помещениях, с особым отношением, с выходом на воздух на полтора часа и даже с более скудной кормёжкой (я это уже почувствовал). Ст. 121 УИК РФ и ведомственные приказы. Посмотрите их.

Куда меня решили поместить? Как «злостного нарушителя режима отбывания наказания» меня сразу определили в условия СУС. Я как юрист знаю, что перевод должен осуществляться поэтапно и СУС назначается тем, кто уже находясь на общем режиме становится злостным нарушителем режима. Но здесь о законе думают всегда иначе, а тут ещё специфичность моего дела, формально ссылаются на судебное решение, что я «злостник» и ни одна проверка (а вы знаете уже, какие здесь «проверки») не укажет, что администрация ИК-13 нарушила закон!? Ну, а для убедительности до выхода из ПФРСИ состряпают за какую-либо паутинку в углу или соринку на прогулочном дворе пару карцеров. Вот тебе и железные основания для помещения в СУС. Поможет защита? – С такими темпами и юридической глубизной (обоснованностью)( сохранена орфография и пунктуация автора),как было до того, - н и к о г д а! Ну, если меня 2 месяца держали в одиночной камере, засыпанной химикатами – дустом и здесь в ИК-13 сколько удерживали в ледяном ШИЗО, а реакции – 0,1, то в данном случае я от защиты ничего защитного не ожидаю.

Итак, доступно ли я изложил ситуацию? В двух словах, я иду прямой наводкой в СУС общего режима, что в обыденном понимании «крытка», тюрьма.

Движимся далее. Так как мне путь заказан на СУС, то я и оказался помещённым в ПФРСИ, т.е. в камеру с маленьким окошком, 4-мя рядами мелких решёток и прогулкой от 15 минут до 1 часа в сутки.

Обратимся к ч. 3 ст. 771 УИК РФ. Она разъясняет, что в одном следственном изоляторе режим для осуждённых –
р а з н ы й!
Я в ПФРСИ уже нахожусь не как в обычном изоляторе  (в чём многие заблуждаются), а как в строгом тюремном режиме (см. ч. 5 ст. 131 УИК РФ).

Почему я и сказал, что ПФРСИ – это среднее между ШИЗО и ИВС. Кстати, ШИЗО по условиям нахождения вв нём тоже зависит от режима (разная еда, разное отношение, разное время прогулок и т.д.). Это, к сожалению, мало кто понимает и осознаёт. Так вот, кормёжка сейчас в ПФРСИ хуже, чем была в ШИЗО на «участке колония-поселения). Потому, что сейчас я «злостник» и иду курсом на СУС. Ладно, что я ем мало, да и Эделев меня подкармливает, поэтому с едой лично для меня проблем нет. А нормальному, любящему поесть человеку, тут беда.

В общем, в этом пункте я постарался пояснить, почему меня заперли в ПФРСИ с учётом логики администрации и управляемого ими местного суда. Конечно, здесь ещё много чего надо разъяснить человеку несведущему, но остановлюсь пока на этом. Главный вывод: ситуация здесь шаткая и мало контролируемая из-вне. С человеком могут  при конфликтной ситуации сделать всё, что угодно, и отпишутся легко. Поэтому, что ты – «злостник».

В соответствии с ч. 2 ст. 58 УИК РФ СИЗО, а тем более ПФРСИ это тюремный режим. Это назовём так, «участок тюрьмы» в ФГУ ИК-13.

В зависимости от условий содержания отличаются и камеры! Это обыватель считает, мол, камера она и есть камера. В уголовно-исправительной системе всё иначе. Я поясню, опять же коротко, что по мере ужесточения есть помещения камерного ипа (камеры):

-ЕПКТ (единые помещения камерного типа), рассчитанные на 4-8 человек обычно;
-ПКТ (помещение  камерного типа), на 2-4 человека обычно, т.е. с уже более строгим тюремным режимом;
-ОК (одиночная камера), рассчитанные на особо опасных, маньяков, психопатов и т.д. Самый строгий тюремный режим, прообраз которого и сделан мне в ПФРСИ.

Ну, чтобы убедиться, что я нахожусь в строгом тюремном режиме, достаточно ознакомиться с условиями, в которых нахожусь я, с теми, которые описаны в ч. 5 ст. 131 УИК РФ. Разницы нет.

Вот ситуация, в которой я оказался из-за того, что защитники не откликнулись на мой план защиты и не дали своего!

Со вчерашнего дня мне сделали такое освещение, что я даже днём сижу в полутемноте, буквы на газете с трудом читаю. Если кто-то  сможет добить ся, то зашли бы и посмотрели, в каких условиях я пишу свои бумаги с просьбами о помощи и реагировании на беспредел. Ведь военные явно совершили преступление в отношении меня, когда фабриковали дело, вот они и делают всё возможное, чтобы я не смог сказать, за что и как именно меня судили. За несколько лет более менее прояснилось, за что идут преследования. А вот показать, как преступно меня сажали, я до сих пор не могу !?

Прочитайте внимательно, о чём я частично описал, и зная, что помочь мне сейчас уже вряд ли сможете, хотя бы предпримите все возможные меры по пересмотру дела и отмене либо изменению приговора.

С уважением, М.И.Трепашкин – 07.04.2007г.

*********

ФСИН России решает вопросы финансирования и карьеры некоторых сотрудников за счёт судеб людей России.

В публикации «Как стать героем» Лариса Володимерова удивляется некоторым заявлениям уполномоченного по правам человека в Свердловской области г-жи Мерзляковой. В частности: «Пытки, наличие концлагерей в её подчинении г-жа Мерзлякова объяснила плохим финансированием». И далее: «Мерзлякова полностью исключает из круга проблем карьерные устремления многих представителей системы ФСИН».

У меня есть к этому коротенькие комментарии, которые отразят эти 2 проблемы по большинству регионов России.

В конце 2005 года и до середины 2006 года в ФГУ ИК-13 города Нижнего Тагила почти никого не отпускали по УДО (условно досрочному освобождению). С одной стороны, всё старались преподнести так, что, мол, из Москвы приказали вернуть Трепашкина, поэтому из-за него других не отпускают, боятся. Но, сотрудники ИК-13 (кто откровенно мог говорить) заявляли, чтобы руководителям колонии получить звания «»полковника», нужно набрать определённое количество осуждённых. И начали «трамбовать». С тысячи человек довели до 1400, потом до 1700 человек. Так, участок-поселение, где удерживали под охраной меня, строился на 40 человек. Администрация направляла туда осуждённых, из числа положительно характеризующихся, для работы, по хозяйственному обслуживанию всей колонии. В настоящее время туда «засунули» 138 человек. Звание «полковник внутренней службы» получил заместитель начальника колонии и главный мой преследователь Магеррамов А.Т. (помогли за особые заслуги в фальсификациях). У начальника колонии Золотухина С.С. что-то сорвалось, он остался подполковником внутренней службы. После этого осуждённых стали отпускать по УДО и количество людей в зоне уменьшилось.

Вопрос: так связаны карьерные устремления сотрудников ФСИН России с пыточными условиями содержания осуждённых, с преследованием неугодных или нет?

Видимо, лицемерит Татьяна Георгиевна Мерзлякова!

Вернусь чуть ранее, в СИЗО № 2 города Волоколамска. В собачьем питомнике нечем кормить собак, подготавливаемых для охраны арестантов. Их взяли в СИЗО № 2, но деньги на них не выделяют в таком количестве, чтобы накормить столько «огроменных» ротвейлеров, «кавказцев» и других рослых собак.
Нашли 2 выхода. Во-первых, пищу приказали готовить для арестованных так, чтобы её невозможно было есть. Пусть, мол, требуют передач от родственников и едят ими принесённую еду. Проводивший это «расследование» арестованный Тришин показал мне результат: нараздачу было приготовлено 4 чана с едой, 3 из них вернули обратно и понесли собакам. Во-вторых, на содержание каждого арестанта в сутки из госбюджета (деньги налогоплательщиков) выделяется определённая сумма, скажем, 500 руб. Но, ведь, можно снизить фактические затраты до 300 руб. Остальные деньги пустить на другие нужды СИЗО (либо личные и на взятки). Чем больше людей арестовать, тем более доходы. Вот и договариваются с судами и прокуратурами: давайте побольше людей в СИЗО, будет заведение держаться и будут деньги, а иначе всё развалится. И идёт вакханалия по России. Но, переполнением камер (до 70 см2 на человека), невозможностью обеспечить их быт, порождают условия, унижающие человеческое достоинство, издевательства, пытки. Я не буду их расшифровывать, они видны повсеместно. И в СИЗО под арест у нас берут каждого без достаточных юридических оснований. Это тоже очевидно по всей России.

Здесь, в ШИЗО, помещают по надусанным основаниям и из колонии поселения осуждённых запирают в зону по тем же причинам. За счёт 20ти человек в ШИЗО, если их кормить костями (как меня, когда был доставлен в ИК-13 летом 2005 года), можно прокормить ещё 20 человек, а вырученные деньги пустить, скажем, на взятки прокурорам и другим проверяющим, на бани с девочками для них и т.д.

Вопрос: так связаны финансовые «трудности» с пыточными условиями содержания, с незаконным помещением в ШИЗО, с рабским трудом содержащихся на «участке колонии-поселения» ИК-13 за мизерную плату?

М.И.Трепашкин

04 мая 2007 года

Навигация

Главная
Сайт
"Критика"
Сайт ЛВ
Гостевая
Контакт